В петербурге частные ук стали накапливать долги

Наша УК — банкрот. Долги жильцов выкупила какая-то контора и теперь пытается их взыскать.

У меня долгов за ЖКУ нет. Я подняла оплату через «Сбербанк-онлайн» за три года и пришла в эту контору. Они сунули мне бумагу из единого расчетного центра, где написано, что у меня якобы есть долги за период с 2010 по 2016 год. Квитанции об оплате у меня были, но год назад я их выбросила, потому что на чеках уже ничего не было видно. Кажется, что доказать мою правоту нереально.

  • Но если ссылаться на статьи 195 и 196 ГК РФ, то действия новой УК неправомерны, ведь срок исковой давности истек.
  • Контора будет подавать в суд на всех должников, а не по отдельности, и, скорее всего, суд удовлетворит иск, не разбираясь конкретно по каждому человеку.
  • Как правильно поступить в данной ситуации?
  • Виктория

Судебные иски сразу к нескольким должникам бывают. Но это не ваш случай: если бы у вас и был долг, он никак не связан с вашими соседями, поэтому суд будет рассматривать вашу ситуацию отдельно.

Сразу скажу, что эта контора — не коллекторское агентство, которое выкупило долги. С 26 июля 2019 года долги за ЖКУ запрещено передавать коллекторам.

Но их разрешено передавать организации, заменившей ту, которой люди задолжали. То есть в вашем случае вместо одной УК появилась другая с тем же функционалом.

Деньги с вас хотят получить те же, кто направляет в ваш подъезд уборщицу и сантехника.

Также бывает, что при не самых обоснованных требованиях управляющие компании пытаются ограничиться досудебными методами: звонить, присылать претензии, вешать объявления в подъезде. Кому-то проще заплатить, чем разбираться и спорить. Может быть, новая УК соберет таким образом минимальное желаемое количество денег и успокоится. Тогда вам не придется ничего предпринимать.

Все о том, как жить в РоссииИ взаимодействовать с УК и соседями — в нашей рассылке. Подпишитесь, чтобы не пропустить важные статьи

Общий срок исковой давности действительно составляет три года, но при спорах о долгах за ЖКУ есть особенности. Мы уже подробно про них писали, потому повторю только основные моменты.

В случае приказного производства должник узнает о требованиях только после вынесения судебного приказа. То есть ваша новая управляющая компания может потребовать выдать судебный приказ за долги 2010—2016 годов на основании справки из единого расчетного центра. Если судья вынесет приказ, все будет по закону: об истечении сроков исковой давности суд думать не должен.

Этим управляющие компании и пользуются: раз вы ранее не оспаривали долги и платили, значит, срок исковой давности не истек.

При этом если после отмены судебного приказа срок исковой давности окажется меньше шести месяцев, то он удлиняется до шести месяцев.

Для вас это означает, что если бы в 2016 году старая управляющая компания потребовала в суде взыскать с вас долг за 2010—2016 годы и суд вынес бы такой судебный приказ, то это было бы законно.

Так УК заморозила бы ваш старый долг с 2013 года — на три года срока исковой давности.

Если бы вы узнали про приказ только сейчас и потребовали его отменить, то уже у новой управляющей компании появились бы дополнительные шесть месяцев, чтобы взыскать с вас замороженный долг.

Для собственного спокойствия и на случай, если дело дойдет до суда, соберите доказательства в свою пользу.

Свежая квитанция об отсутствии долгов докажет, что у вас их нет, ведь сведения в ЕРЦ подавала ваша прежняя управляющая компания, и все ранее истребованные суммы вы оплатили. Даже если в 2020 году у вас есть задолженность за несколько месяцев, то это будет долг именно за 2020 год.

Так что не волнуйтесь и проверяйте почтовый ящик: вдруг там появятся судебные извещения. Иногда можете также проверять сайт судебных приставов-исполнителей, чтобы не пропустить информацию о судебном приказе. Но пока нет писем из суда и сведений об исполнительных производствах, опасаться нечего.

Если у вас есть вопрос о личных финансах, дорогих покупках или семейном бюджете, пишите. На самые интересные вопросы ответим в журнале.

Напрямую, мимо воров: Петербург готов сыграть в ЖКХ по-новому

Госдума приняла закон, позволяющий заключать прямые договоры между собственниками квартир и ресурсоснабжающими организациями. В городе на Неве треть частных УК может лишиться права взимать деньги за ресурсы

Петербург готов перевести жителей на прямые договоры с поставщиками воды, тепла и других коммунальных ресурсов — ресурсоснабжающими организациями (РСО). 23 марта Госдума приняла новый закон, который облегчает эту процедуру — во имя борьбы с гигантской задолженностью в сфере ЖКХ, однако панацеей от долгов документ не станет.

Деньги тают на глазах

На сегодня совокупный долг за жилищно-коммунальные услуги в стране достиг примерно 1 трлн 200 млрд рублей. Сумма колеблется в пределах 100 млрд — зимой растет, летом падает.

«Долги огромные. Эти 1 трлн 200 млрд рублей крутятся постоянно в долгах между предприятиями жилищно-коммунального комплекса, энергетиками, газовиками», — объясняет один из инициаторов нового закона, депутат Госдумы от «Единой России» Павел Качкаев.

Из этой гигантской суммы лишь 400 млрд рублей должны сами собственники квадратных метров, то есть жители, которые не платят по счетам. Еще 600 млрд рублей — это взаимные долги между предприятиями ЖКХ, газовиками, энергетиками и прочими участниками рынка. Около 250 млрд рублей считаются «остатками» на счетах управляющих компаний.

«Я не говорю, что это оседает или исчезает в недрах управляющих компаний. Это остатки на каждое первое число, на каждый день. То, что мы заплатили как потребители, но пока не дошло до ресурсоснабжающих организаций», — отмечает Качкаев.

Но, очевидно, борьба с воровством в сфере ЖКХ действительно стала одной из причин создания документа. Вице-губернатор Санкт-Петербурга Николай Бондаренко считает закон «примером разумного лоббирования РСО».

Об этом он заявил на круглом столе с жилищниками и энергетиками. Чиновник признал, что в Петербурге в нескольких районах города большая часть жилого фонда управляется через частные конторы, а не городские жилкомсервисы.

И частные компании попадаются петербуржцам очень разные.

«Есть образцы: заходишь в дом — идеально всё, жители радостные, цветочки. А есть компании, которые спустя рукава относятся к своему делу. Они берут деньги у населения и отправляют по своим нуждам. И сделать, по большому счету, мы все вместе с административным ресурсом и РСО ничего не можем. Новый механизм дает возможность РСО забрать те деньги, которые им положены.

Это сразу «вымывает» основную массу денег, которая на сегодня, будем говорить прямым текстом, воруется у жителей. Они не приходят ресурсникам, они куда-то деваются, администрация стоит с жителями лицом к лицу и не может ничего сказать, куда деньги делись. Потому что эти (недобросовестные УК — прим.ред.

), прикрываясь коммерческой тайной, ничего не открывают, работая через частные расчетные центры», — заявил Бондаренко.

Депутат Павел Качкаев согласен, что управляющие компании стали посредниками, которые фиктивно покупают ресурсы и перепродают их по той же цене. Любая честная фирма при такой схеме не получает ничего, кроме ответственности за безалаберность потребителей.

Спасение от должников

В среднем по стране, за коммунальные услуги регулярно платят 94−95% жителей.

В Северной столице эта цифра даже чуть повыше — интеллигентные петербуржцы стесняются задерживать оплату по квитанциям и в 96% случаев не имеют никаких долгов.

Но есть и другие субъекты РФ, где к счетам за газ, свет и воду относятся с меньшим пиететом, и собираемость платы за ЖКХ не превышает 60%. Это, в первую очередь, Северный Кавказ и некоторые другие регионы.

При этом прямые договоры между РСО и жителями уже давно существуют в особых случаях, например, петербуржцы уже много лет отдельно платят за электричество. И по этим сборам собираемость в среднем по России, даже с учетом неблагополучных регионов, превышает 98% и подобралась к среднеевропейскому уровню. На похожий результат рассчитывают и инициаторы законопроекта.

Это должно быть выгодно и самим управляющим компаниям: являясь посредником, они с момента основания становятся потенциальными банкротами, так как перепродают 100% ресурса за 95−98% стоимости. Оставшиеся 2−5% оседают на плечах УК в качестве долга, и через несколько лет это может привести к банкротству вполне реальному, убеждены авторы инициативы.

Принятый документ предусматривает несколько путей перехода на прямые договоры на поставку холодной и горячей воды, водоотведение, отопление, вывоз мусора. Собственники многоквартирных домов на общем собрании могут принять такое решение.

Тогда у соответствующих РСО будет три месяца на разработку квитанции и прочие детали.

Если ресурсники по каким-то причинам не укладываются в срок, по его истечении УК все равно должна перестать выставлять жителям счета — ответственность за любые последствия лежит уже на РСО.

Кроме того, РСО и сами могут в одностороннем порядке расторгнуть договоры с УК, если компания накопила долг за период более двух месяцев. Тогда переходный период сокращается до месяца.

Генеральный директор петербургского ГУП «ВЦКП» (через эту расчетную структуру проходит значительная часть коммунальных платежей) Михаил Корягин утверждает, что для жителей Петербурга переход будет абсолютно безболезненным — в большинстве случаев, они как получали одну квитанцию на оплату коммунальных услуг, так и будут получать, дополнительных платежек никто оформлять не станет. У регионов есть право самим решать, как поступать с квитанциями в случае с прямыми договорами, и в Северной столице пришли к такому решению.

«У нас механизм сбора с приборов учета, весь информационный обмен с банками — всё осталось прежним. Просто для жителей будет написано, что отопление и горячая вода — поставщик такой-то. Дальше база будет понимать, что эти деньги нужно направлять ресурсникам, а остальные — управляющей компании. Всё делает программа», — пояснил Корягин корреспонденту ИА REGNUM.

Впрочем, если жителям и придет двойная квитанция, они могут заплатить лишь по одной из них и будут защищены от любых санкций.

Бегство «напрямую»

Готовность Петербурга к нововведениям подтвердил в беседе с корреспондентом агентства и заместитель главы Жилищного комитета Василий Осипов. «Самое главное, что технологически решен вопрос с вычислительным центром, технология отработана. А дальше уже юридически жители сами будут выбирать, как поступить», — заметил чиновник.

Впрочем, по его мнению, основная масса петербуржцев вряд ли станет забивать себе голову подобными вещами.

«Думаю, население само по себе не организуется, ему всё равно: «Я плачу по квитанции, не у меня же долги». Активного населения очень мало. Поэтому будет работать в основном механизм, по которому РСО переходит на прямые договоры при двухмесячной задолженности УК», — полагает он.

Читайте также:  В москве и подмосковье изменилась география предложений вторички

Осипов затруднился спрогнозировать, какое количество петербургских УК лишится возможности взимать плату за тепло и воду, но, на его взгляд, движение в этом направлении будет особенно заметно в секторе частных компаний. «Среди частников процентов 30−35% перейдут на прямые договоры», — считает чиновник.

Не секрет, что некоторые РСО в Петербурге уже используют прямые договоры с жителями, пользуясь существовавшими ранее возможностями законодательства, пусть и менее широкими.

Например, в январе ГУП «ТЭК СПб» объявило о переходе на прямые договоры с собственниками 130 домов в Красносельском районе и расторжении контракта с управляющей компанией «ЖКСервис», так как ее задолженность достигла 180 млн рублей. Компания оплатила энергетикам лишь 16% услуг, хотя уровень собираемости с жителей составил 96,7%.

Кроме того, ПАО «ТГК-1» всегда выступало за прямые договоры с потребителями, на 1 января 2018 года на такой вид отношений перешли жители 537 многоквартирных домов Петербурга. Из них около сотни домов получают отдельные квитанции ТГК-1, а остальные — единые квитанции от ВЦКП, в которые включен платеж в адрес ТГК-1.

По словам Михаила Корягина, энергетики и газовики хотели бы, чтобы в единых квитанциях для них появились отдельные QR-коды, и житель мог бы выбрать, что именно оплачивать, если он финансово ограничен, так как часто первым делом люди пытаются оплатить электричество, чтобы его не отключали. «Мы это дорабатываем сейчас», — сказал Корягин. Однако появится ли в итоге такая опция у петербуржцев, пока непонятно.

Долг за ЖКХ: навсегда ваш

Павел Качкаев призывает не считать новый законопроект панацеей в борьбе с долгами ЖКХ. Эти долги растут со скоростью 100 млрд в год, и удачей, на его взгляд, будет добиться сокращения темпов роста хотя бы до 50 млрд рублей в год.

Кроме того, есть и печальный феномен так называемой безнадежной задолженности — долги за коммунальные услуги, которые в особо запущенных случаях тянутся чуть ли не с советских времен и, очевидно, никогда не будут выплачены. РСО взыскивают свою часть с управляющих компаний, но тем неоткуда взять деньги.

В Северной столице долг за ЖКХ уже превысил 20 млрд рублей на начало 2018 года. Василий Осипов не хочет оперировать словами «безнадежная задолженность», поэтому предложил называть ее задолженностью, которая лежит «за сроками исковой давности» — то есть, которой уже более трех лет. И доля таких долгов в составе этих 20 млрд рублей достигает 25%.

«Я не говорил, что этот закон решает проблему неплатежей в полном объеме. Если мы увеличим уровень собираемости на 2−3%, то это тоже будет плюс», — сказал депутат Качкаев, обращаясь к жилищникам на круглом столе в Петербурге.

«Так когда будет решена проблема неплатежей?» — поинтересовался у президиума заместитель генерального директора ГУП «ТЭК СПб» Юрий Тельтевский.

«После второго пришествия», — мрачно отшутился вице-губернатор Петербурга Николай Бондаренко.

источник:  https://regnum.ru/

Кто с экономической точки зрения несет риск неоплаты жителями дома коммунальных услуг?

  •          Рассмотрим следующую типовую ситуацию:
  •          — многоквартирный дом находится в управлении управляющей компании или товарищества собственников жилья, или кооператива (далее, обобщенно – УК);
  •          — коммунальные ресурсы предоставляет ресурсоснабжающая организация (РСО);
  •          — часть потребителей (владельцев помещений в доме) коммунальную услугу не оплачивают или оплачивают не полностью, или не вовремя.
  •          Кто в действительности несет риски в связи с такими долгами потребителей  – УК или РСО?

         Проблема возникает тогда, когда стоимость потребленного домом коммунального ресурса больше собранных с потребителей средств. Реальное взыскание долгов с потребителей часто затруднено или невозможно (например, в случае отсутствия у них имущества и доходов) и объем их ответственности за неуплату ограничен законом.

         Итак, есть два возможных ответа на этот вопрос:

         1. УК обязана оплатить РСО всю стоимость коммунальной услуги, независимо от того, оплатили ли ее потребители. Тогда именно УК несет риск того, что часть долгов потребителей окажется безнадежными или неустойка, взысканная с УК в пользу РСО, превысит неустойку, уплаченную потребителями на счет УК.

         2. УК несет перед РСО только обязательства по перечислению действительно уплаченных потребителями денежных средств. Задолженность потребителей за коммунальную услугу не возлагается на УК. Тогда риск неуплаты потребителем несет РСО.

         Первый вариант предполагает правоотношения УК и РСО по нормам о договоре энергоснабжения (§ 6 ГК РФ, в главе о купле-продаже; на основании ст. 548 применяется также к договорам тепло- и водоснабжения и т.п.).

         Второй вариант предусматривает наличие между УК и РСО агентского договора.

         На первый взгляд, ответ очевиден: правила, обязательные при заключении договоров снабжения коммунальными ресурсами для целей оказания коммунальных услуг, утверждены  Правительством РФ (постановление от 14 февраля 2012 года № 124).

Анализ общих положений этих Правил позволяет понять, что исполнитель (УК в данном контексте) обязан «купить» у РСО коммунальный ресурс и предоставить его потребителям. Потребители обязаны оплатить ресурс на счет УК.

(И даже в случае, если общее собрание решило перечислять плату за коммунальный ресурс непосредственно на счет РСО, тогда полученная РСО от потребителя плата учитывается в счет исполнения обязательств УК перед РСО, но не более того; обязательство по уплате не внесенного потребителями несет УК).

         Этот «очевидный» ответ несколько странно воспринимается в сочетании с ч. 6.2. ст. 155 ЖК РФ – УК, которые получают плату за коммунальные услуги, осуществляют расчеты за ресурсы с РСО в соответствии с требованиями, установленными Правительством РФ (редакция закона несколько упрощена).

         Указанные в указанной части ст. 155 ЖК РФ требования утверждены (постановление Правительства РФ от 28 марта 2012 года № 253).

По ним УК обязана в кратчайшие сроки (по общему правилу – на следующий рабочий день) перечислять РСО поступившие от потребителей платежи за коммунальный ресурс.

Что происходит с расчетами между УК и РСО в случае, когда потребители заплатили меньше, чем стоит потребленный домом ресурс, не уточняется.

         Не вполне ясно, означают ли указанные нормы, что риск неуплаты потребителем ложится на РСО? Вроде бы, нет – они, скорее призваны ограничить УК в возможности пользоваться денежными средствами потребителей, уплаченных для РСО. Т.е.

, даже если договорной срок (по договору между УК и РСО) платежа не наступил, а потребители уже заплатили, УК все равно обязана тут же перечислить РСО заплаченное потребителями.

В этом контексте данные положения, скорее, призваны защитить РСО от нецелевого расходования платы за коммунальный ресурс.

  1.          Но все так однозначно. Пункты 7 и 8 Требований устанавливают следующее:
  2.          —  если в течение 10 рабочих дней (или иного установленного срока), от УК в пользу РСО не поступают платежи, РСО вправе обратиться к УК с запросом о предоставлении информации, касающейся причин задержки платежей. УК в течение 3 рабочих дней со дня получения такого запроса предоставляет указанную информацию РСО (здесь и далее – цитаты из НПА упрощены для целей данной статьи);
  3.          — УК и РСО осуществляют обмен информацией о платежах УК и платежах потребителей за истекший расчетный период.

         Если верно утверждение о том, что УК обязано платить РСО независимо от платежной дисциплины потребителей, зачем РСО предоставлять контроль за платежами потребителей? Не вполне ясно (разве что опять же с целью контроля за платежной дисциплиной УК по такой логике: если вам заплатили жильцы, но вы не перечислили уплаченное РСО – вы злостные нарушители; если же вам жильцы не заплатили и поэтому вы ничего не перечислили – вы невинны в нарушении публичных норм, но все ж обязаны исполнить обязательство и все равно будете нести гражданско-правовую ответственность).

         Судебная практика арбитражных судов первых трех инстанций разделяет такое толкование (вариант № 1 – УК обязана оплатить РСО всю стоимость коммунального ресурса).

Например, в постановлении по делу № А13-7352/2015 Арбитражный суд Северо-Западного округа указывает, что из содержания Постановления № 253 не следует, что с введением в действие указанного нормативного акта изменяется объем обязательств исполнителя коммунальных услуг перед энергоснабжающей организацией, а также срок исполнения обязательства.  

         Судья ВС РФ в «отказном» кассационном определении (от 7 ноября 2014 года № 301-ЭС14-2280) так и указал, что нарушение платежной дисциплина конечных потребителей коммунальных услуг перед исполнителем не является достаточным основанием для освобождения от своевременного исполнения обязательств перед энергоснабжающей организацией и не может являться препятствием для принудительного взыскания задолженности с исполнителя.

         ВАС РФ, в своих «отказных», тогда еще надзорных определениях использовал несколько иную логику: из содержания оспариваемых судебных актов и заявления предприятия однозначно не следует, что взыскиваемый с ответчика долг (в том числе и его часть) на 01.09.2012 (дата, с которой подлежат применению Требования № 253) вызван неплатежами конечных потребителей.

Читайте также:  Аижк хочет вывести «российский капитал» в топ-3 банков по выдаче ипотеки

Более того, Требования № 253 связывают пропорциональное исчисление размера оплаты с определением общего объема обязательств исполнителя, который подтверждается актами сверки расчетов исполнителя коммунальных услуг с ресурсоснабжающими организациями за ресурсы и (или) судебными решениями (определения от 15 июля 2013 года № ВАС-9368/13 и от 3 апреля 2014 года № ВАС-3078/14).

         То есть ВАС РФ не стал определять, имеет или нет значение факт неполного получения УК платежей потребителей при взыскании платы за коммунальный ресурс по иску РСО к УК.

Данный суд просто указал, что данный факт, важен он или нет, по делам не установлен.

Контекст определений может давать лишь неясную надежду на иное толкование (тем более что «отказные» определения судей высшей инстанции вряд ли имеют правообразующее значение).

         Значит, господствующим является положение, согласно которому УК, заключившее с РСО договор на предоставление коммунального ресурса для потребителей – не агент, а посредник при купле-продаже. Она (УК) обязана закупить этот ресурс, обеспечить им потребителей. И, как любой посредник, несет риск того, что сумма оплаченного конечными покупателями окажется меньше суммы закупки.

         Такая ситуация могла бы быть допустимой… Но тогда несправедливо то, что:

Размер ответственности потребителей перед УК ограничен (ч. 14 ст. 155 ЖК РФ), а размер ответственности УК перед РСО – нет (и договорная неустойка, как правило, значительно выше пени для потребителей).

Ни о какой государственной защите УК (а среди них: и частные УК, и муниципальные предприятия, и некоммерческие объединения жителей – ТСЖ, ЖСК) речи не идет. По сути, на УК возлагаются сугубо рыночные риски, типичные для коммерческой перепродажи.

Сомнительно, что обоснованно возлагать эти риски, в особенности, на некоммерческие объединения… Да и на коммерческие УК, занимающиеся социально значимой деятельностью (чтобы уберечься от неизбежных убытков, таким УК придется увеличивать договорные цены или – что более правдоподобно – удешевлять услуги по основной деятельности – содержанию и текущему ремонту дома).

         Тем более это актуально сейчас, когда плата за вывоз мусора (обращение с ТКО) тоже начинает регулироваться по аналогии с коммунальными услугами.

(Ранее УК включали вывоз мусора в общий размер платы за содержание и ремонт и распоряжались этими деньгами по смете, могли привлечь любого подрядчика в условиях высокой конкуренции (подрядчиков); теперь плата за содержание и ремонт должна быть уменьшена, а вывоз мусора будет оплачиваться отдельной строкой; эти деньги получит региональный оператор).

         И еще, самое интересное. Вряд ли такой подход выгоден РСО. Если обязанное перед ними лицо – не потребители, а УК, то риск неплатежеспобности УК несут РСО.

(В такой фразе это – общее рассуждение? Да! Речь о другом: УК и жителям выгодно накопить долг перед РСО, затем избрать другую УК или сменить способ управления, оставив долги на организации, пусть формально и не ликвидированной, но уже не получающей никаких поступлений. Тогда у РСО останется лишь один способ защиты – банкротить «брошенную» УК и убеждать арбитражного управляющего взыскивать «старые» долги с жителей).

Призываю цивилистов высказываться! Проблемы жилищного права не часто привлекают внимание «чистых» цивилистов, вот и получается такое… Вдруг что исправится?

При какой сумме долга за ЖКХ подают в суд?

Жилищным кодексом за потребителем коммунальных услуг установлена обязанность их оплачивать. В соответствии с ч.1 ст.153 и ст.155 собственник или наниматель жилья должен своевременно и в полном объеме вносить плату за потребленные коммунальные услуги до 10 числа следующего месяца (если иной срок не закреплен решением ТСЖ).

На каждую квартиру формируется лицевой счет, где содержится информация о:

  • ее владельце;
  • количестве зарегистрированных граждан;
  • подключенных коммунальных услугах;
  • потребленных ресурсах;
  • начисленной плате за предоставленные услуги;
  • фактически внесенных платежах.

Основанием для оплаты коммунальных счетов является квитанция, выставленная в адрес собственника или нанимателя жилого помещения. При отсутствии платежей ресурсоснабжающие организации и управляющая компания вправе взыскать долг с физических лиц в претензионном или судебном порядке.

Через сколько месяцев подают в суд при неуплате долга за услуги ЖКХ?

Если для внесения платы по квитанции за услуги ЖКХ установлен срок в соответствии со ст.155 ЖК (10 число следующего месяца), то задолженность начинает формироваться со следующего за ним дня. На всю сумму задолженности начисляются пени в следующем порядке (ч.14 ст.155 ЖК):

  • 1/300 ставки рефинансирования ЦБ за каждый день, начиная с 31 дня просрочки;
  • 1/130 ставки рефинансирования ЦБ за каждый день с задолженности сроком более 91 дня.

Калькулятор расчета пеней по ЖКХ

Законодательство не устанавливает, через сколько месяцев от даты возникновения долга следует обращаться в суд за взысканием. Но предварительно управляющая компания предпочитает поработать с должником самостоятельно.

Для этого используется уведомительный способ, сообщающий гражданину (собственнику или нанимателю жилого помещения) о сумме задолженности, необходимости ее погашения и по каким коммунальным услугам она сформировалась. Для направления уведомления используется любой доступный метод: смс-сообщение, телефонный звонок, сообщение на адрес электронной почты или в личном кабинете ГИС ЖКХ.

При отсутствии положительной реакции управляющая компания вправе обратиться в суд с заявлением о взыскании накопившегося долга за услуги ЖКХ. Срок исковой давности составляет три года от даты возникновения долга и исчисляется по каждой услуге отдельно.

Обычно управляющая компания принимает решение о взыскании долга, опираясь не на срок его возникновения, а на сумму.

При какой сумме долга за коммунальные услуги подают в суд?

Под суммой долга понимается неоплата, соответствующая критериям п.118 Правил, утвержденных Постановлением от 06.05.2011 № 354:

  • не внесенная плательщиком за два месяца, исчисленная по нормативу потребления коммунальной услуги, независимо от наличия или отсутствия индивидуального прибора учета;
  • с должником не заключено соглашение о рассрочке погашения долга или его условия нарушены.

Для определения суммы долга используется только норматив потребления коммунальной услуги, утвержденный местными властями по каждому виду отдельно. Потребитель будет считаться должником, если его неоплата по его счетам окажется более двойного норматива.

В зависимости от размера задолженности она может быть взыскана судом в приказном или исковом порядке:

  1. Порядок приказного производства применяется к суммам коммунального долга, не превышающим 500 тысяч рублей. Тогда заинтересованное лицо обращается с заявлением к мировому судье по месту жительства ответчика (должника) о вынесении судебного приказа.
  2. Исковое производство возникает в отношении должника с суммой более 500 тысяч рублей. Такой же порядок применим и к тем, у кого долг ниже, но направлено возражение на судебный приказ.

Порядок взыскания задолженности по коммунальным платежам через суд

В общем порядке алгоритм действий, направленных на работу с неплательщиками по коммунальным квитанциям через суд, следующий:

  1. Управляющая компания принимает меры по добровольному взысканию долга. Извещает собственника или нанимателя жилого помещения об образовавшейся задолженности и предлагает ее погасить в ближайшее время. Одновременно может быть предложен вариант постепенного погашения долга с составлением соответствующего соглашения и графика внесения платежей.
  2. При отсутствии положительной реакции управляющая компания подготавливает исковое заявление с подтверждающими наличие долга документами. Если сумма меньше 500 тысяч рублей, материалы передаются мировому судье и дело решается в упрощенном порядке.

Суд в течение пяти дней рассматривает заявление вместе с приложенными к нему документами, доказывающими возникновение задолженности. В результате выносится судебный приказ, обязывающий неплательщика погасить коммунальный долг, и копия направляется в его адрес.

Возражения могут быть представлены должником в 10-дневный срок, на их основании приказ отменяется. При их отсутствии второй экземпляр приказа передается в Службу судебных приставов, которые принимают меры к взысканию долга.

  1. При отмене приказа или сумме долга свыше 500 тысяч рублей дело рассматривается в суде первой инстанции. Он рассматривает материалы дела и выносит решение, которое вступает в силу по прошествии месяца.
  2. Если должник отказывается добровольно погасить задолженность, судебные приставы-исполнители организуют работу по принудительному взысканию. В результате в зависимости от размера долга накладывается арест на имущество, счета, а также направляется копия исполнительного листа по месту получения дохода должником (в организацию, регулярно выплачивающую ему заработную плату, стипендию или пенсию).

По каждому платежному документу можно узнать наличие или отсутствие долга. Для этого в нем предусмотрена соответствующая строка. По возможности следует своевременно и в полном объеме вносить необходимую плату, чтобы избежать судебных разбирательств.

Топ-менеджеры «Севкабеля» могут ответить по долгам завода

Старейшее кабельное предприятие страны, питерский «Севкабель» переживает непростые времена: из-за неразрешимых финансовых трудностей завод в третий раз за последние 10 лет входит в процедуру банкротства. Вскоре судебным органам предстоит установить, несет ли управлявший «Севкабелем» менеджмент ответственность за сложившуюся ситуацию или банкротство вызвано внешними рыночными факторами.

Как стало известно «Росбалту», в рамках банкротства коалицией кредиторов подан иск о привлечении к субсидиарной ответственности в отношении нескольких ООО, бывшего исполнительного директора предприятия и ряда лиц из руководства УК «Политбюро» (эта компания ранее контролировала «Севкабель»).

Среди них Сергей Ярмилко, Александр Вознесенский (старший и младший) и Зелимхан Хаптукаев. По мнению кредиторов, к банкротству завода привела противоправная деятельность указанных лиц по выводу прибыли и продаже активов завода на аффилированные с ними структуры на нерыночных условиях.

Они полагают, что эта деятельность лишила завод средств на переезд, текущую деятельность и выплату зарплаты сотрудникам.

Вот как выглядит хронология событий по версии кредиторов.

Читайте также:  В России могут ограничить возможность создания ЖСК

В 2010 году по инициативе Банка «Санкт-Петербург» состоялось первое банкротство ОАО «Севкабель», в результате которого мощности завода перешли новому юрлицу — ООО ГК «Севкабель» («второй завод»).

Второй завод арендовал у банкрота производственную площадку и оборудование, после чего перезапустил производственный процесс и выкупил оставшееся имущество с банкротных торгов. Процедура завершилась к 2014 году.

С этого же момента управление вторым заводом перешло к упомянутым Пиднику, Вознесенскому и Ярмилко, поочередно выступавшими руководителями «Севкабеля».

Под их управлением «второй завод» был разделен — производственное оборудование было передано дочернему обществу ООО «ПК «Севкабель» («третий завод»), товарный знак отошел шотландскому офшору «Бровер Сервис ЛП», а земельный участок контролировала дочерняя структура Банка «Санкт-Петербург» — ООО «БСПБ Капитал».

В 2017 году предприятие снова ожидали перемены — ООО «ПК «Севкабель» вошел в состав самарского кабельного холдинга «Росскат», при этом Пидник, Вознесенский и Ярмилко сохранили контроль над советом директоров завода и добились решения о передаче функций управления к учрежденной ими же УК «Политбюро». При этом управляющей компании, по данным кредиторов, назначили богатое вознаграждение: единовременно 36 млн по итогам 2017 года, 9,6 млн в месяц и ежегодная премия в размере 40% EBT «третьего завода».

Для понимания, показатель EBT составляет прибыль до вычета расходов по выплате налогов. Фактически «Политбюро» получало львиную долю прибыли, заработанную огромным заводом.

Одновременно управленцы путем заключения сделок между контролировавшимися ими старым и новым заводом перезаключили договор аренды площадки на ограниченный срок, а также заключили договор на использование товарного знака с «Бровер Сервис», то есть за собственный же бренд «Севкабель» платил на счет офшорной компании. После того, как нужные менеджменту юридические вопросы были оформлены, «второй завод» ООО ГК «Севкабель» сменил название на «Линия-К» и благополучно обанкротился.

Развязка наступила в 2020 году — истек срок аренды территории на Кожевенной, но к тому времени бесперебойный отъем прибыли в пользу «Политбюро» не оставил заводу финансовой возможности безболезненно переехать на новые площади Кировского завода. Предприятие пошло на банкротство.

Переезд

С точки зрения логики, переарендовать территорию на ограниченный срок резона никакого не было, если планировалась дальнейшая стабильная работа «Севкабеля».

Почему же принималось такое странное решение? По мнению кредиторов, секрет может крыться в наличии собственного девелоперского проекта у Александра Вознесенского под названием «Севкабель Порт». Развивать промышленное производство долго и сложно, требует определенных компетенций.

А вот перевезти (или вовсе обанкротить и распродать) завод, а затем на освободившейся земле построить жилье и коммерческую недвижимость, получив легкие деньги — проще и быстрее.

Ожидаемо, что к моменту истечения срока аренды денег на переезд уже не хватало. Они попросту не были предусмотрены в плане расходов предприятия.

Ведь в случае формирования резервов резко бы снизился показатель прибыли (больше расходов — меньше прибыль), в связи с чем управленцы из «Политбюро» остались бы без ежегодного вознаграждения в размере 40% EBT.

Согласно проаудированной E&Y финансовой отчетности, УК за 2019 год получило 109 млн рублей за услуги управления, причем сумму вывели с завода за месяц до его банкротства.

Стоит отметить, что большой план релокации предусматривал затраты на сумму почти 3,2 млрд рублей: это размещение на новых площадках в Тольятти и Нефтегорске (где базируется «Росскат») и выкуп территории в индустриальном парке «Марьино» за 2,688 млрд рублей. Альтернативный вариант с долгосрочной арендой новых площадей обошелся бы всего в 950 миллионов рублей. Но управляющая компания не сформировала резервов даже на минимальный план релокации.

Аукцион невиданной щедрости

Чтобы сформировать полную картину происходившего с предприятием, стоит проанализировать некоторые сделки, ставшие предметом судебного разбирательства в рамках банкротства «Севкабеля».

В течение всего периода, когда «Севкабелем» управляло УК «Политбюро», систематически проводились сделки с имуществом, по мягко говоря, нерыночным ценам. Так, за неделю до открытия процедуры банкротства у предприятия имелись требования к 13 контрагентам на общую сумму порядка 160 млн рублей. Должниками выступали стабильно работающие, успешные промышленные предприятия.

Проблем с исполнением обязательств возникнуть не могло. Однако, как выяснилось в суде, «Севкабель» переуступил права требования по договорам цессии зарегистрированному в 2019 году ООО «Металлоинтеграция», не имевшему сколь какого-нибудь серьезного капитала и активов.

При этом коммерческой выгоды «Севкабель» от этих сделок не получил и забрать переуступленные долги у «Металлоинтеграции» фактически нереально.

Еще одна сомнительная сделка — договор между ООО «УК «Политбюро» и ООО «Северный кабель» от 12 декабря 2020 года. Согласно судебному делу, последний приобрел требования к ООО «ПК «Севкабель» на сумму более 107 млн рублей, причитавшихся в качестве вознаграждения управляющей компании.

Несмотря на наличие требований других кредиторов и прямой запрет на нарушение очередности погашения их требований, завод погасил данную задолженность за неделю до своего банкротства.

При этом в 2014–2015 годах участником «Северного кабеля», согласно выписке из ЕГРЮЛ, являлся все тот же Ярмилко.

Завод не только переуступал, но и покупал долги.

По номинальной стоимости у «Линии-К» («второго завода») была приобретена «дебиторка» на гигантскую сумму 231 млн рублей, однако должниками оказались или банкроты, или компании в предбанкротном состоянии.

Вероятность взыскать с них что-то стремится к нулю, так что от сделки выиграл только «второй завод», полностью аффилированный с топ-менеджерами «Политбюро».

Еще один любопытный факт — «Севкабель» с 2017 по 2019 гг. отгрузил «Линии-К» продукции на 13 млрд рублей, расчет за которую осуществлялся несвоевременно, сумма просрочки в среднем составляла 1,2-1,5 млрд рублей.

Однако никаких финансовых санкций, как положено в таких случаях, не выставлялось. Общий размер недоначисленных за 3 года процентов за пользование чужими денежными средствами, согласно имеющимся документам, мог составить 357 млн рублей.

А вот «Линия-К» исправно начисляла и взыскивала с «Севкабеля» проценты и неустойки, получая в качестве оплаты продукцию завода.

«Линия-К» даже получила от «Севкабеля» 60 млн рублей в качестве премии за достижение объема продаж по итогам 2018 года (

По штату не положено

  • 22 октября 2020 года, за 5 дней до истечения полномочий управляющей компании, завод заключил несколько договоров с УК «Политбюро» на:
  • — оказание услуг по управлению персоналом;
  • — оказание услуг в сфере IT и проектного управления;
  • — оказание услуг по направлению «Экономика и финансы»;
  • — оказание услуг по направлению «Бухгалтерский учет».

В месяц оплата по ним составляла более 5,2 млн рублей. Такие договоры выглядят разумными, если у предприятия нет соответствующего штата и оно нанимает кадровиков, бухгалтеров, экономистов и прочих офисных работников со стороны. Однако в данном случае все было оборот: персонал «Севкабеля», который уже занимался данной административной работой, в преддверии банкротства был уволен одним днем и тут же зачислен в штат управляющей компании. За услуги уволенного и перенанятого персонала УК запросила порядка 5 млн руб. в месяц, которые платились управляющей компании даже после открытия процедуры банкротства. Всего такой ход позволил «Политбюро» получить не менее 14 млн рублей за первые три месяца банкротства «Севкабеля».

Нии в сказке сказать

По информации кредиторов, предприимчивый менеджмент дотянулся и до дочернего научно-исследовательского института «Севкабеля».

Это один из старейших и ведущих исследовательских институтов кабельной промышленности России, заказчиком которого являются, в том числе, Министерство обороны и крупнейшие корпорации («Росатом», «Газпромнефть» и др.).

Институт осуществлял работы и имел компетенции в рамках государственных и окологосударственных НИОКР.

В январе 2019 года завод под управлением ООО «УК «Политбюро» продал за 9,2 млн рублей принадлежащую ему долю в уставном капитале ООО «НИИ «Севкабель» в пользу ранее упомянутого ООО «Северный кабель».

При этом, согласно сайту ФНС, только балансовые активы компании составляли более 12,2 млн рублей, нераспределенная прибыль — 10,3 млн рублей. То есть стоимость доли была занижена как минимум в пять раз.

Несмотря на это, по сегодняшний день «Северный кабель» так и не уплатил цену доли по договору, ограничившись авансом в 4 млн рублей. По имеющейся информации, в настоящее время готовится заявление об оспаривании данной сделки.

Странная торговля

Сомнительной, по мнению кредиторов, представляется и схема, по которой реализовывалась готовая продукция «Севкабеля».

Основные направления деятельности предприятия — это выпуск бытового кабеля, производство силового кабеля для нужд МРСК Северо-Запада и производство кабеля для гособоронзаказа и нужд атомного судостроения.

При этом завод не занимался прямой реализацией, а использовал для этого аффилированных с УК «Политбюро» дистрибьюторов.

Так, по словам источника, знакомого с ситуацией, бытовой кабель почти по себестоимости продавали ООО «Северный кабель», который перепродавал товар по рыночным ценам. По аналогичной схеме силовым кабелем занималась еще одна «прокладка» ООО «УК «Бизнес Альянс».

При этом сам завод заключал с контрагентами преимущественно краткосрочные контракты на 1-3 месяца, а долгие контракты подписывали дистрибьюторы-«прокладки». В результате после отстранения команды «Политбюро» от власти в октябре 2020 года заводу попросту перекрыли каналы реализации, что стало одной из причин банкротства.

Теперь в изложенных в этом материале обстоятельствах, ставших предметом иска, будет разбираться Фемида.

Если суд подтвердит, что благодаря действиям данных лиц заводу систематически наносился финансовый ущерб, то по закону о банкротстве за подобную деятельность предусмотрена субсидиарная ответственность, а значит бывшим топ-менеджерам придется за счет собственных средств погашать появившиеся по их вине долги «Севкабеля». После чего, вполне вероятно, деятельностью управляющей компании могут заинтересоваться и правоохранительные органы.

Сергей Петров

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *