Верховный суд пояснил, в каком случае ипотечное жилье не отберут за просрочку

К Дню труда наши власти конкретно «порадовали» работяг. Конституционный суд принял 26 апреля решение, разрешив отбирать за долги последнее жилье у граждан России.

Верховный суд пояснил, в каком случае ипотечное жилье не отберут за просрочку

Решение знаковое, потому что 446 статья Гражданского процессуального кодекса это однозначно запрещала: «Взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на следующее имущество, принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности: жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением». Кстати, если зайти сейчас в правовую систему «Консультант», там уже красуется поправка со ссылкой на упомянутое решение Конституционного суда от 26 апреля с.г., «выявившее конституционно-правовой смысл» данного абзаца статьи кодекса.

  • Еще в октябре 2020 года (резолютивная часть объявлена 22 октября, полный текст представлен 29 октября) Верховный суд запретил переселять должника в меньшее по площади жилье, выселив из единственного принадлежавшего тому жилья.
  • Почему сейчас все поменялось и к чему это все ведет?
  • Лопнувший «кредитный пузырь»

Год назад во время локдауна государство в России демонстративно отказалось помогать своим согражданам деньгами из Фонда национального благосостояния, куда десятилетиями «консервировались» нефтяные сверхдоходы.

На «чёрный день» – именно так нам объясняли в правительстве, почему эти деньги не вкладывают в реальный сектор экономики.

Но вот «чёрный день» настал, а общество услышало только отлитое в бронзу изречение мэра Москвы «если всем немедленно выплатить – бюджеты треснут».

Ну как же, у нас ведь официально был вообще объявлен не карантин, а «добровольная изоляция» (но если выйдешь из дома – первый же полицейский патруль «скрутит ласты» и потащит в участок, такое бывало даже с матерями с колясками), а платит вам пусть работодатель, которому государство одновременно запретило работу его предприятия.

Итог был закономерен. Наши сограждане и так были закредитованы «по самое не могу», за счет все новых и новых кредитов как-то добирая необходимые на жизнь средства – ведь средняя зарплата в регионах сплошь и рядом составляет 20 – 25 тысяч рублей. Брали один кредит, чтобы вернуть его – брали другой, потом третий и так далее…

Правда, в 2018 – 2019 годах за счет некоторого роста экономики ситуацию, вроде бы, удалось несколько оздоровить, кредиты стали чаще погашать.

Как отмечал в декабре 2020 года «Национальный банковский журнал»: «Российские банки начали текущий год с самыми низкими показателями проблемных кредитов в розничном сегменте за последние десять лет».

Но потом случился локдаун и все стремительно «посыпалось»…

Верховный суд пояснил, в каком случае ипотечное жилье не отберут за просрочку

двойной клик — редактировать изображение

«Пузырь» потребительского кредитования, который надувался в России с 2017 года на фоне падающих доходов населения, лопнул, не пережив пандемию коронавируса.

Объемы просроченной задолженности по долгам физлиц в мае – июне взлетели больше чем на 100%, следует из данных бюро кредитных историй «Эквифакс».

По автокредитам «просрочка» увеличилась на 129%, до 517 млн рублей. Объем ипотечных займов, которые не обслуживаются 30 – 60 дней, вырос на 125%, до 601,5 млн рублей».

Это не мои досужие домыслы, это публикация на сайте finanz.ru от 30 июля 2020 года.

И далее, за 11 августа 2020 года: «Россияне продолжают набирать долг перед банками и микрофинансовыми компаниями, компенсируя падение доходов, которое, согласно Росстату, стало рекордным с 1999 года.

На 1 июля общий размер задолженности физлиц достиг 19,909 трлн рублей, следует из статистики ЦБ. С начала года он вырос на 809 млрд рублей, или 4,2%, а за последние 12 месяцев – на 2,141 трлн рублей».

Возвращать эти долги людям нечем (экономика по-прежнему глубоко «на дне ямы»), так что банки взыскивают их через суды. Вот свежая новость от 7 марта 2021 года: «Долги россиян по кредитам, переданные на принудительное взыскание приставам, превысили 1,8 трлн рублей. Это следует из статистических данных Федеральной службы судебных приставов (ФССП) за январь, с которыми ознакомился ТАСС».

С чем бы это сравнить… Доходная часть бюджета Петербурга на 2021 год заложена в размере 0,65 трлн.

рублей, Ханты-Мансийского автономного округа, где находятся главные нефтегазовые месторождения страны, – 0,22 трлн, Татарстана, одного из самых богатых субъектов Федерации, – 0,27 трлн, Свердловской области, располагающей месторождениями металлов и металлургическими заводами, – 0,28 трлн, тоже богатого природными ресурсами и предприятиями Красноярского края – 0,27 трлн.

То есть, суммарные долги физлиц, поданные на принудительное взыскание, уже больше суммарных доходов бюджетов упомянутых пяти ключевых регионов России (1,69 трлн) и плавно приближаются к доходной части бюджета Москвы (2,62 трлн рублей на 2021 год), где, напомню, платят налоги крупнейшие корпорации страны. Суммарные же долги простых россиян уже примерно в 10 раз превысили годовой бюджет столицы!

Верховный суд пояснил, в каком случае ипотечное жилье не отберут за просрочку

двойной клик — редактировать изображение

И вполне приблизились к уровню доходов России как государства в целом. По официальным данным, озвученным 17 февраля с.г. на заседании правительства: «2020 год не только изменил привычную жизнь, но и повлиял на налоговые поступления.

В консолидированный бюджет Российской Федерации поступило 21,01 трлн рублей, что на 7,6% меньше 2019 года: в федеральный бюджет – 10,98 трлн рублей (минус 12,9%); в консолидированные бюджеты субъектов – 10,03 трлн рублей (минус 0,9%)».

Эта цифра вполне сопоставима с суммарной задолженностью всех физлиц!

Каким образом возвращать столь головокружительные суммы долгов – загадка. Но выход нашли. Разумеется, не за счет банков, которые агрессивно навязывали всем свои кредиты, бомбардируя рекламой в духе «вам одобрен кредит» (даже если о нем никто не просил).

Будем отбирать жильё!

Что ценного есть у обычного бедного россиянина? Причем, что точно можно реализовать по выгодной цене. Бэушная бытовая техника, одежда или даже машина – это все же товар замедленного спроса, мало ли какие там дефекты, да и скидку от магазинных цен надо делать большую. А вот квартиры всегда уходят хорошо, даже на вторичном рынке.

Обратим внимание свежую заметку в «Ведомостях» от 29 апреля с.г.: «По итогам I квартала 2021 г. спрос на покупку квартир, которые реализуются с торгов в результате процедуры банкротства, вырос в столице на 33% по сравнению с показателями аналогичного периода прошлого года. В I квартале 2021 г.

количество запросов на покупку банкротных квартир через торги выросло на 20,7% по сравнению с IV кварталом прошлого. При этом январь 2021 г. стал рекордным по количеству обращений за последние два года, указывает эксперт по недвижимости Москвы Вадим Зайков».

За пределами столицы, думаю, спрос на отнятые за долги квартиры тоже есть.

Но раньше всё же сложно было изъять и выставить на торги последнее жилье. Теперь наш суд, «самый гуманный суд в мире», разрешил делать и это. «Не, ну а чё такова?»

Верховный суд пояснил, в каком случае ипотечное жилье не отберут за просрочку

двойной клик — редактировать изображение

Конечно, это все маскируется красивыми словами про то, изымать будут только «слишком роскошное жилье», а взамен обязательно дадут другое «по социальным нормам».

Вот только кто будет определять – излишне вы роскошно живете или нет, большое у вас жилье по площади или нет? Напомню, «социальная норма» составляет 18 «квадратов» на человека.

Все, что больше, теперь можно изымать как «излишне роскошное», если живущий в квартире человек (даже если ему эта квартира перешла от родителей, а тем – от государства) задолжал банку более полумиллиона рублей и не может отдать.

«Зачистка» от жителей и ссылка в гетто

Что-то взамен дадут, да – где-нибудь на выселках в многоэтажных «человейниках» типа Некрасовки, Путилково или Мурино. Где одни «бетонные джунгли», где нет парков и скверов, не хватает детских садов и школ, где на каждом шагу припаркованы машины. В общем, принудительно выдворят вас в формирующееся на глазах социальное гетто.

Искусственное деление районов на заведомо социально благополучные (где живет «элитка») и заведомо социально неблагополучные (и куда сгоняется «быдло») – крайне опасная тенденция. Но кому-то такая идея явно нравится.

Еще когда в 2017-м в Москве начиналась эпопея с реновацией, было сильное ощущение, что цель мэрии – разрушить сложившиеся десятилетиями районные сообщества, где у каждого района «свое лицо», где люди жили поколениями, знали друг друга, «ходили к соседкам за солью и утюгами», здоровались на улице, всё как в старых фильмах вроде «Я шагаю по Москве». Все снести и застроить безликими многоэтажками, а жителей – куда-нибудь подальше, на ту самую «социальную норму квадратных метров».

Уничтожен при этом будет и привычный национальный облик московских районов.

Ранее в статьях на «Завтра», посвященных формирующихся в России уже по национальному признаку гетто, я приводил цитаты из исследований социологов Центра региональных исследований и урбанистики Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте Российской Федерации. Вот Екатеринбург: «В двух домах, построенных в 2010-е и примыкающих к рынку, приблизительно высчитанная доля мигрантов — не ниже 70%, при том, что в соседствующей с одним из них пятиэтажке 1965 года постройки мигранты занимают треть квартир». А вот подмосковные Котельники: «Если взять дома, сданные в эксплуатацию в 2010-х, по приблизительным оценкам, доля квартир, в которых живут этнические мигранты, может доходить до половины».

Верховный суд пояснил, в каком случае ипотечное жилье не отберут за просрочку

двойной клик — редактировать изображение

Казалось бы, почему? В старых домах квартиры обычно дешевле. Во-первых, не всегда, во-вторых, что важнее, в старых домах далеко не все собственники спешат продавать жилье мигрантам. Тут дело случая. А вот в новых домах – покупай сразу хоть все.

Не случайно и в обычных спальных районах сплошь и рядом – только «воткнули» и заселили новую бетонную коробку-многоэтажку, тут же рядом возникают обосновавшиеся там «новые хозяева жизни» в лице бородачей и женщин в хиджабах…

«Размытое» расселением и переселением население – куда более слабое и амофрное, чем ранее сформировавшиеся районные сообщества. Тем более, когда размыто оно еще и по национальному признаку. И управлять ими проще!

Но реновация – полдела. Очень важной является и «зачистка» исторического центра Москвы от тех, кто, по мнению «элитки», «до сих пор по какой-то ошибке живет там».

В октябре 2018 года большой скандал вызвала колонка руководителя центра городской экономики КБ «Стрелка» Елена Короткова, опубликованная в приложении «Дом» в газете «Коммерсант»: «В современной России большая часть жилых районов в социальном плане до сих пор представляет собой преимущественно законсервированную приватизационную модель 1991 года, когда все желающие получили право стать собственниками занимаемого жилья. И пока мы можем говорить лишь об отдельных примерах джентрификации в России. Самый яркий из них — Остоженка. Еще в 1980-х это был средний район Москвы, но уже в 1990-х и начале 2000-х масштабную территорию полностью заняли дома, ориентированные на платежеспособный спрос».

В чем логика? «Дело в том, что классическая капиталистическая модель развития города не предполагает, что в его центре могут жить пенсионеры и люди с доходом ниже среднего, – откровенно поясняет Короткова. – Это может прозвучать жестко, но объективно недвижимость в центре любого крупного города дороже жизни на периферии.

Читайте также:  Тц москвы и петербурга расширяют зоны общепита

В Москве же она без преувеличения слишком дорогая, и возможности самостоятельно содержать ее у такой аудитории нет, но в центре эта аудитория сохраняется благодаря серьезным механизмам социальной защиты.

Так, пенсионеры в России освобождены от уплаты налога на имущество, что позволяет условной пенсионерке без проблем жить в шестикомнатной квартире в высотке на Котельнической набережной. Если бы налог на имущество существовал, то содержание такого жилья оказалось бы для нее слишком дорогим.

И пенсионерка, скорее всего, приняла бы единственное верное в этой ситуации решение — переехать в более дешевую квартиру, сдав жилье платежеспособной аудитории».

По тону Коротковой можно понять, это ей это не нравится. Так что неплохо бы условной пенсионерке уже освободить свою квартиру в высотке на Котельнической (благо, на нее есть «платежеспособные» покупатели) и убраться куда-нибудь на окраину города.

Верховный суд пояснил, в каком случае ипотечное жилье не отберут за просрочку

двойной клик — редактировать изображение

Кстати, по вполне официальным данным, как раз в центре Москвы пенсионеров жило особенно много, в Центральном административном округе они составляли 43,1%, а больше всего, почти 50%, – в престижных Хамовниках. Сейчас эти данные с портала открытых данных Москвы убрали от греха подальше, но кое-где они ещё доступны.

Какого масштаба социальные конфликты закладывает на будущее подобная геттоизация по имущественному и национальному признаку – страшно даже представить.

И, кстати говоря, никакого развития и центру Москвы такая модель не предлагает.

Еще в июне 2018 года, за 4 месяца до нашумевшей колонки Коротковой, председатель совета директоров Kalinka Group (крупное агентство на рынке оценки недвижимости) Екатерина Румянцева опубликовала в «Ведомостях» статью «Безжизненная ««Золотая миля»», где констатировала: «По нашей статистике, всего в 30% квартир в «Золотой миле» кто-то проживает – либо сам собственник, либо арендатор. Остальные 70% квартир стоят пустыми. Если пройтись по району днем, то вряд ли вы увидите здесь жильцов, выходящих из подъездов… Еще показательно выглядит вечерняя картина – в любом доме не более двух – трех горящих окон… Так сформировался целый безжизненный район с самой дорогой недвижимостью в центре города». И с тех пор всё стало только хуже, район в центре Москвы фактически превратился в необитаемую пустыню.

«Обезлюживание» – это всегда палка о двух концах.

Вс назвал условия, при которых нельзя забрать ипотечное жилье за долги

Одно из последних решений Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ принесет несомненную пользу многим покупателям ипотечного жилья.

Про опасность покупки жилья по ипотеке знают все. Если в жизни возникнут какие-либо проблемы с такой квартирой, то банк легко может забрать ее и не вернет уже выплаченную часть кредита. Но так ли это во всех случаях? Оказывается, есть варианты: высокая судебная инстанция разъяснила, в каких ситуациях кредитору не удастся забрать ипотечное жилье.

  • Многим гражданам, попавшим в похожую ситуацию с ипотекой, эти разъяснения Верховного суда могут оказаться крайне полезными.
  • Молодая семья из Башкирии купила по ипотечному кредиту однокомнатную квартиру.
  • Практически десять лет супруги аккуратно и вовремя расплачивались с банком, погашая кредит.

Верховный суд пояснил, в каком случае ипотечное жилье не отберут за просрочку

Сбербанк снижает ставки по семейной ипотеке

Но за эти десять лет у у должников сменился кредитор. Новый хозяин кредита потребовал от семьи досрочно выплатить оставшуюся задолженность. А еще ему понравилась квартира заемщиков, и он захотел выставить жилье на торги. Причину объяснил просто — просрочка платежей супругами по этой квартире.

С этими требованиями к семье должников кредитор и отправился в районный суд. Но там его не поняли.

Местный районный суд счел, что подобное требование кредитора — необоснованное.

Вышестоящая инстанция, куда кинулись обжаловать это решение коммерсанты, с ними согласилась, решив, что ипотечное жилье выставить на торги вполне законно.

Теперь обжаловать такой вердикт в Верховный суд РФ отправились ответчики. И к их аргументам Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ отнеслась с пониманием. Самые грамотные судьи страны, изучив материалы дела, заявили, что ответчики правильно обжалуют вынесенное решение, а их коллеги в апелляции неправильно применили нормы закона.

Началась эта история почти 11 лет назад, когда одна молодая семья взяла в местном банке кредит на 1,2 миллиона рублей и приобрела однокомнатную квартиру. Кредит, как и положено по закону в подобной ситуации, был обеспечен залогом этого жилья. Семья вселилась в квартиру и начала аккуратно гасить кредит.

По подписанным с банком документам, после погашения кредита они становились хозяевами собственного жилья.

Но с годами у местного банка начались проблемы, и через несколько сделок права по закладной на эту квартиру перешли к некому местному ООО. Случилось это осенью 2015 года.

Ипотечную квартиру нельзя отнять, если задолженность — менее пяти процентов

Дальше история развивалась следующим образом — в течение двух последующих лет должники несколько раз просрочили платежи по кредиту.

Это дало основание коммерческой конторе потребовать назад всю оставшуюся на тот момент задолженность. А именно — 458 379 рублей. И плюс к этому истцы еще захотели, чтобы ответчики выплатили проценты по кредиту, больше 80 тысяч рублей, и за пользование займом в размере 14 процентов годовых.

Верховный суд пояснил, в каком случае ипотечное жилье не отберут за просрочку

Что делать семье, если она не справилась с ипотекой и лишилась квартиры

В иске было еще требование выплатить пеню за просрочку — 115 992 рубля. И под конец, перечислив все требуемые суммы, истец попросил забрать у супругов заложенную у него квартиру, чтобы выставить ее на торги. Общество с ограниченной ответственностью определило начальную стоимость однокомнатной квартиры в 1,28 миллиона рублей.

Но Октябрьский районный суд Уфы с такими расчетами истца не согласился. Суд решил, что этому ООО надо присудить с ответчиков только 145 584 рубля. А их почти выплаченную квартиру не трогать.

В своем решении районный суд написал о «несоразмерности» оставшейся части долга по кредиту стоимости заложенной недвижимости. Несогласные с этим решением коммерсанты обжаловали такое решение районного суда в вышестоящую инстанцию.

Апелляция с доводами коммерческой структуры согласилась и отменила вердикт районного суда. Новое решение, которое озвучила апелляция , выглядело следующим образом. С семьи ответчиков было взыскано 298 811 рублей — столько, сколько насчитали сами истцы. Но и это не все.

Республиканский Верховный суд заявил, что у суда вообще нет никаких оснований отказать компании в требовании забрать заложенную у них квартиру, раз случилась просрочка платежа.

Пересматривая по просьбе ответчиков это решение, Верховный суд РФ сказал, что местная апелляция ошиблась, и перечислил те важные моменты, которые не заметили их башкирские коллеги.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ обратила внимание на то, что апелляция не сказала, по каким основаниям она отвергла важные обстоятельства, которые перечислил районный суд. Под «важными обстоятельствами» Верховный суд РФ понимал соразмерности долга.

По мнению высокой судебной инстанции, в ситуациях, аналогичных нашей, забирать недвижимость не стоит, если должник допустил крайне незначительное нарушение. И если размер требований залогодержателя явно несоразмерен стоимости заложенного актива. Странно, почему такой серьезный пассаж, как цену просрочки на фоне почти выплаченной квартиры не заметил местный суд.

Верховный суд пояснил, в каком случае ипотечное жилье не отберут за просрочку

Какие послабления дает заемщикам закон об ипотечных каникулах

Есть еще важный момент, на который указала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ.

По ее мнению, разрешая этот спор, нижестоящему суду нужно было «точно рассчитать количество просрочек должника по платежам, их период и учесть рыночную стоимость квартиры».

Но ничего из этого, подчеркнул высокий суд, сделано не было. Суд без слов взял за основу те расчеты, которые сделали заинтересованные коммерсанты.

Поэтому Верховный суд РФ отменил местное решение и отправил дело назад в республику, чтобы его пересмотрели там по новой, но с учетом его разъяснений. А дальше случился редкий казус — пересмотра не было. Истцы, узнав о таком решении по их делу Верховного суда страны просто отказались от своего иска. И семья не потеряла жилье.

  1. Важно: при каких условиях за долги нельзя отнять кредитную квартиру?
  2. — Если задолженность составляет менее пяти процентов.
  3. — Если просрочка платежей по кредиту меньше 3 месяцев.

Вс разъяснил, при каких условиях банк не может забрать ипотечную квартиру :: деньги :: рбк недвижимость

Деньги , 13 авг 2019, 11:15 

Если не выплачивать кредит за ипотечную квартиру, то банк может ее забрать за долги. Однако в некоторых случаях кредитор не вправе лишить должника жилья

Верховный суд пояснил, в каком случае ипотечное жилье не отберут за просрочку

Ведомости/ТАСС

Если заемщик не платит долг по ипотеке, то банк может забрать залоговую квартиру, но не во всех случаях. Верховный суд (ВС) России разъяснил, в каких ситуациях кредитору не удастся лишить должника ипотечного жилья. Об этом пишет «Российская газета».

Молодая семья из Башкирии купила по ипотечному кредиту однокомнатную квартиру, около десяти лет гасила кредит.

Потом у заемщиков сменился кредитор, который из-за нескольких просрочек по выплатам потребовал досрочно погасить оставшуюся задолженность, а квартиру решил выставить на торги.

Местный районный суд счел требование кредитора необоснованным, так как оставшаяся часть долга по кредиту несоразмерна стоимости заложенной недвижимости. Кредитор обратился в высшую инстанцию, которая вынесла решение не в пользу заемщиков.

По данным «РГ», семья в течение двух лет несколько раз просрочила платежи по кредиту, что дало повод коммерческой организации потребовать назад всю оставшуюся на тот момент задолженность, а также проценты по кредиту и пени за просрочку. Для погашения долга кредитор потребовал выставить квартиру на торги. Семья обратилась в высшую инстанцию, и Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ вынесла решение в пользу ипотечных заемщиков.

Согласно данному решению, залоговую квартиру не смогут отнять, если задолженность по ипотечному кредиту составляет менее 5% и если просрочка платежей по кредиту составляет меньше трех месяцев.

По мнению высокой судебной инстанции, не стоит забирать квартиру, если должник допустил крайне незначительное нарушение, а размер требований залогодержателя явно несоразмерен стоимости заложенного актива. Поэтому ВС отменил решение местного суда и отправил дело на пересмотр в республику с учетом его разъяснений.

Закон об ипотечных каникулах вступил в силу 31 июля, он должен помочь заемщикам, которые оказались в тяжелой жизненной ситуации и не могут выплачивать кредит. Редакция «РБК-Недвижимости» рассказывала, как им воспользоваться, чтобы не потерять заложенную по кредиту квартиру или дом.

Верховный суд отказал в снижении неустойки за нарушение сроков строительства

Верховный суд (ВС) не согласился с вердиктом апелляционного суда о снижении неустойки за нарушение сроков по сдаче квартиры дольщику…

Верховный суд пояснил, в каком случае ипотечное жилье не отберут за просрочку

Как отметил ВС, при рассмотрении дел о защите прав потребителей судам необходимо пояснить уменьшение неустойки.

По решению ВС, аргументы застройщика о предоставлении скидок на приобретение квартиры в будущем не удовлетворяет требованиям потребителей в добровольном порядке.

Поводом для такого решения стало дело Д.Гребенкина, который в начале 2014 года заключил договор долевого участия с застройщиком ООО «КубаньГрадИнвестСтрой».

Согласно документу, квартира должна была быть сдана до 1 сентября 2015 года, но девелопер нарушил сроки и ввел дом в эксплуатацию в апреле 2016 года.

Читайте также:  В петербурге setl city построит новый жк на юге города

20 мая 2016 года дольщик обратился к застройщику с претензией, в которой требовал выплатить неустойку по причине просрочки строительства и передачи объекта в собственность. Однако взамен застройщик пообещал ему дисконт на приобретение следующей квартиры.

Дольщик подключил общественную организацию «Защита прав потребителей Краснодарского края» и обратился в суд, требуя взыскать со строительной компании 236 тысяч рублей неустойки, компенсацию морального ущерба в сумме 30 тысяч рублей и штраф за отказ в исполнении требований потребителя, составляющий 50% от взысканных средств. Застройщик же просил уменьшить неустойку до 10 тысяч рублей, компенсацию морального ущерба – до 1 тысячи рублей, а штраф отказывался платить вовсе.

Прикубанский районный суд Краснодара удовлетворил требования лишь частично, обязав застройщика заплатить неустойку в размере 10 тысяч рублей и 5 тысяч рублей компенсации морального ущерба.

По мнению суда, взыскивать штраф не было оснований, поскольку дольщик отказался договориться в досудебном порядке, как предлагал это сделать застройщик (то есть не воспользовался предложением о скидке при покупке последующей квартиры).

Суд апелляционной инстанции согласился с таким решением. Тогда истец обратился в ВС.

Как отметил ВС, закон об участии в долевом строительстве обязывает застройщика при задержке сроков сдачи квартиры выплатить дольщику неустойку.

Поскольку застройщик отказал в этом, вследствие чего дольщик обратился в суд, можно говорить о неисполнении застройщиком своих обязательств в добровольном порядке.

Ответчик обязан выплатить истцу штраф, а предложение о дисконте при приобретении следующей квартиры не может считаться удовлетворением требований потребителя в добровольном порядке и стать основанием для неуплаты штрафа, отметил ВС.

Согласно Гражданскому кодексу, суд может уменьшить сумму неустойки, если она не соответствует последствиям нарушения застройщиком обязательств.

Однако, как сказано в постановлении пленума Верховного суда от 28 июня 2012 года №17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», когда речь идет о защите прав потребителей, это возможно лишь в порядке исключения, только по заявлению застройщика и с пояснением причин.

Прикубанский районный суд Краснодара уменьшил сумму неустойки с 236 до 10 тысяч рублей, но никак не пояснил причины для такого решения, а суд апелляционной инстанции не обратил на это внимания. В конце декабря 2017 года ВС отменил решения предыдущих инстанций и отправил дело на повторное рассмотрение в апелляционный суд.

Как не потерять квартиру из-за просрочки по кредиту

Оформление кредитного договора – это всегда риск. К сожалению, не всегда можно предсказать, как повернется жизнь. Предложения банков достаточно привлекательные, а кредитных организаций с выгодными условиями много. Поэтому часто приобретение недвижимости происходит в долг – граждане берут кредит.

Верховный суд пояснил, в каком случае ипотечное жилье не отберут за просрочку

Очень редко население при подписании договоров внимательно изучает документ. А зря, поскольку прописанные условия чаще всего отличаются от озвученных, что выливается в серьезные проблемы в будущем.

Как правило, когда человек берет кредит в банке, он мало задумывается о том, что может потерять высокооплачиваемую работу, неожиданно заболеть и т.д., вследствие чего наступит безденежье, как следствие, невозможность своевременно погашать свой долг.

Версия о том, что банк заберет квартиру, выгонит вашу семью на улицу, в большинстве случаев «нравится» коллекторам. Такую угрозу они готовы повторять несколько раз в день. Но они только пугают, их слова редко совпадают с действительностью, поэтому лучше ориентироваться на законодательство.

Безусловно, риск потери жилья имеется в каждом случае, если гражданин не уплачивает взятый им кредит. Но забрать квартиру могут исключительно в судебном порядке. Кроме того, не каждое жилье можно отобрать.

При разговоре с коллекторами помните:

  1. Если коллекторы являются представителями организации, которая ведет законную деятельность и имеет соответствующую лицензию, запугиваний не будет.
  2. Законодательные акты ограничивают коллекторов во времени, когда им можно звонить должникам. Это с 8:00 до 22:00 в будние дни и с 9:00 до 20:00 в выходные и праздничные дни.
  3. Любой коллекторов вправе собирать информацию о вас как о должнике.

Если человек, представившийся коллектором, не назвал ФИО, свою должность и организацию, в которой трудится – это незаконно. Анонимность в таких делах запрещена на законодательном уровне.

  1. Вы вправе узнать, по какой причине коллектор пришел или позвонил вам. В частности, имеете право обратиться в банк за разъяснением – официально ли банк передал все полномочия либо долг был выкуплен.

Когда действительно оказалось, что ваш долг перешел коллекторам, то условия, ранее подписанного вами договора о предоставлении кредита, изменению не подлежат. То есть сумма долга и ставка процента не увеличиваются.

Когда можно потерять квартиру за долги?

Вашу квартиру не могут забрать банк и другие организации, пока не было вынесено судебного постановления. Единственный орган, имеющий право лишить жилья за долги – это суд. Но и тут не все потеряно, поскольку любое судебное решение можно оспорить.

По решению суда можно потерять квартиру в таких обстоятельствах:

  • когда долг по кредиту составляет не меньше 80% среднерыночной стоимости квартиры в регионе проживания должника;
  • если жилая площадь находится в залоге банковской организации;
  • если должник является представителем малого бизнеса (все ИП отвечают перед банком имеющимся имуществом).

Если было вынесено решение судом, что квартира больше вам не принадлежит, то его можно попытаться оспорить. На это отводится определенный временной промежуток. Кредиторам также позволяется отстаивать свои права, но исключительно законными методами.

Например, предприимчивый заемщик, не платящий по кредиту, продает свою квартиру либо дарит. Как результат, у него остается единственное жилье, которое по закону отобрать нельзя.

Гражданин не возражает о признании его банкротом (забирать то нечего). Тогда банк может запросить разрешение суда на проверку сделок за последние три года.

Если будет установлено, что банкротство является умышленным, то суд призовет к ответу.

Когда квартиру отобрать нельзя?

Жилья за долги забирают, а иногда нет. В каждой ситуации нужно разбираться детально, учитывая все, даже малейшие нюансы. Сами банки вовсе не имеют никакого права что-то забирать у должника. Арест на имущество и пр. действия осуществляются только по решению суда.

Но даже при вынесении судебного решения, квартиру не всегда могут отобрать. К таким случаям относят:

  1. Когда квартира является единственным жильем должника. Если имеется другая недвижимость, например, еще одна квартиру либо загородный дом, с чем-то придется расстаться.
  2. Когда выявляется явная несоразмерность задолженности. Например, заемщик должен банку 500 тыс. рублей, а стоимость квартиры составляет 3 миллиона. В этом случае квартиру не отберут.

Единственная ситуация, когда банк вправе отобрать квартиру у должника – когда недвижимость находится в залоге у банка.

Спасти ипотечное жилье

Когда жилье является залогом по кредитному договору, квартиру могут забрать. Поэтому лучше подстраховаться на все случаи жизни. Рекомендуется в качестве превентивных мер заключить с банком договор, касающийся реструктуризации долговых обязательств. Если банк отказывается с вами заключать его, то надо обратиться в суд.

Суд не всегда становится на сторону должника, и квартиру банк может продать, чтобы получить свои денежные средства. Если у вас задолженность по кредиту, то лучшее решение – обратиться в банк и к высококвалифицированным юристам.

(1 оценок) Загрузка…

Рекомендуем к прочтению:

Даже если нет ипотеки

Екатерина Мирошкина

экономист

В 2021 году Конституционный суд совершил революцию в теме изъятия единственного жилья у должников. Теперь его все-таки можно забрать за долги, даже если это единственная квартира без ипотеки.

Пока это не изменения в законе, но суды уже начнут их использовать. Это значит, что за долги по расписке или перед банком можно остаться без единственного жилья. Это не значит, что жилье совсем заберут, а должник останется на улице, — но жилищные условия могут заметно ухудшиться. Исполнительский иммунитет, который еще месяц назад защищал дома и даже офисы, может больше не сработать.

Вот что сказал об этом Конституционный суд и кто рискует переехать против своей воли.

Познакомьтесь с 12 бесплатными курсами про деньги и жизнь на iOS и Android Скачать

Банкротство — это процедура, которая позволяет списать долги. При условии, что управляющий нашел и изъял все имущество, которое подходит для взыскания. То есть что можно — забирают для расчета с кредиторами. А безнадежные долги списывают — с негативными последствиями для банкрота.

Если у вас или знакомых такая ситуация, теперь есть риски, что исполнительский иммунитет не спасет.

Все это указано в законе. Он действует и для банкротов — при долге по потребительскому кредиту или по расписке в размере 2 млн рублей можно жить в квартире за ту же сумму, но не отдавать ее.

Некоторые должники злоупотребляли такой защитой — иногда покупали на заемные деньги жилье, не возвращали долг и становились банкротами.

Даже если все понимали, что разумно было бы переехать в квартиру поменьше или в менее престижном районе, а разницу в стоимости отдать кредитору, исполнительский иммунитет позволял не делать этого.

Должник оставался при жилье, кредитор — без денег, а суды и приставы разводили руками: такой закон. Если жилье единственное, то будь оно сколько угодно большим и роскошным, изымать нельзя.

В законе не изменилось ничего. Законопроект, который широко обсуждался в 2017 году, так и остался в подвешенном состоянии — поговорили и отложили. Поправок по поводу замены роскошного единственного жилья на скромное в гражданском процессуальном кодексе все еще нет, а иммунитет формально работает.

Правами толковать закон в России наделен Конституционный суд. Он может находить нормы, которые нарушают чьи-то права или не соответствуют другим законам. И на основании этого дает разъяснения — дело пересмотрите, закон измените.

Законодатели могут довольно быстро отреагировать и уточнить нормы, а могут годами игнорировать эти указания. Так и случилось с изъятием единственного жилья — этот вопрос КС разбирал еще 2012 году.

И тогда же указал, что исполнительский иммунитет — это правильно. Но владеть домом площадью 320 квадратных метров и не отдавать долг в размере 3 млн рублей — не совсем честно.

Так что нужно защитить не только должников и их семьи, но и кредиторов, а статью 446 ГПК РФ — уточнить из-за имеющихся дефектов.

Вот только ничего с тех пор в законе не изменилось. Но тот же Конституционный суд рассмотрел очередное дело. Мужчина в 1999 году одолжил женщине 772 тысячи рублей, а должница годами не отдавала деньги.

Зато купила квартиру площадью 110 квадратных метров — причем уже после того, как было возбуждено исполнительное производство. С 1999 года долг ее вырос до 4,5 млн рублей, а должница стала банкротом.

Кредитор дошел до Конституционного суда. Потому что это как вообще — мне должны 4,5 млн рублей, при таком долге покупается квартира, но раз она единственная — я не могу получить свои деньги.

Почему бы должнице не сменить жилье на менее роскошное, а мне отдать разницу в счет долга. Если она сама не хочет — пусть ее обяжет суд. Но суды во всех инстанциях мужчине отказали — исполнительский иммунитет, извините.

Стоимость жилья не имеет значения: единственное — значит, защищено от взыскания.

У Конституционного суда, видимо, на этот раз терпение лопнуло. Он напомнил и про свои разъяснения 2012 года, когда постановил изменить закон для баланса интересов должников и кредиторов.

Но почти за 9 лет — заметили главные судьи страны — работы не продвинулись.

Это прямо так и назвали — «недопустимым законодательным бездействием», которое стало поводом для новой проверки конституционности статьи 446 ГПК.

Раз закон вы менять не хотите, будем уточнять нормы своими методами — говорят судьи в новом постановлении. И установили критерии, когда исполнительский иммунитет можно снять даже без изменений в ГПК РФ.

Конкретных норм, как в законопроекте, до сих пор нет. То есть нельзя сказать, что вот эта квартира в два раза больше нормы — поэтому на нее можно наложить взыскание, а вот на эту — нельзя, потому что это двушка для семьи из двух человек.

Очевидно, что работать эти разъяснения теперь точно будут. Не для всех должников и не в каждом деле, но теперь суды уже не смогут отфутболить кредиторов со ссылкой на безусловный иммунитет. Придется разбираться в каждой истории с наличием жилья и долга.

В первую очередь переехать в менее комфортное и более дешевое жилье рискуют должники-банкроты при злоупотреблениях. Но поменять единственный дом площадью 300 квадратных метров на двухкомнатную квартиру могут и без банкротства и злоупотреблений. Тут все на усмотрение конкретного суда с учетом условий, описанных в постановлении КС.

Например, должник забыл погасить 500 тысяч рублей долга. Но уже после просрочки купил квартиру за 4 млн рублей. И теперь живет там вместе с женой и ребенком. Площадь единственного жилья — 90 квадратных метров.

Читайте также:  К 2021 году в геленджике построят новый аэропорт

Норма предоставления в регионе — 18 квадратных метров на человека, то есть семье хватит 54 квадратных метров. Даже если поменять их жилье на квартиру площадью 75 квадратных метров, разницы хватит на полное погашение долга.

Суд может отдать трешку в центре кредитору при условии, что тот предоставит должнику трешку в другом районе того же города.

Но если у такого же должника квартира площадью 60 квадратных метров, то хоть это и больше нормы, все равно забрать ее из-за долга будет проблематично — слишком маленькая разница между рыночной ценой и суммой задолженности.

Скорее всего, взыскание будут обращать все-таки не на квартиры, а на роскошную недвижимость — вроде загородных домов с участками или квартир в элитных комплексах, где налицо злоупотребление правами должника. Потому что Конституционный суд хоть и одобрил снятие иммунитета, но сделал акцент на разумности таких мер. Все-таки это должна быть не мера устрашения, а обоснованный способ погасить долг.

Квартира без отдачи. Одно из последних решений Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ принесет несомненную пользу многим покупателям ипотечного жилья

Про опасность покупки жилья по ипотеке знают все. Если в жизни возникнут какие-либо проблемы с такой квартирой, то банк легко может забрать ее и не вернет уже выплаченную часть кредита. Но так ли это во всех случаях? Оказывается, есть варианты: высокая судебная инстанция разъяснила, в каких ситуациях кредитору не удастся забрать ипотечное жилье.

  • Многим гражданам, попавшим в похожую ситуацию с ипотекой, эти разъяснения Верховного суда могут оказаться крайне полезными.
  • Молодая семья из Башкирии купила по ипотечному кредиту однокомнатную квартиру.
  • Практически десять лет супруги аккуратно и вовремя расплачивались с банком, погашая кредит.

Но за эти десять лет у у должников сменился кредитор. Новый хозяин кредита потребовал от семьи досрочно выплатить оставшуюся задолженность. А еще ему понравилась квартира заемщиков, и он захотел выставить жилье на торги. Причину объяснил просто — просрочка платежей супругами по этой квартире.

С этими требованиями к семье должников кредитор и отправился в районный суд. Но там его не поняли.

Местный районный суд счел, что подобное требование кредитора — необоснованное.

Вышестоящая инстанция, куда кинулись обжаловать это решение коммерсанты, с ними согласилась, решив, что ипотечное жилье выставить на торги вполне законно.

Теперь обжаловать такой вердикт в Верховный суд РФ отправились ответчики. И к их аргументам Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ отнеслась с пониманием. Самые грамотные судьи страны, изучив материалы дела, заявили, что ответчики правильно обжалуют вынесенное решение, а их коллеги в апелляции неправильно применили нормы закона.

Началась эта история почти 11 лет назад, когда одна молодая семья взяла в местном банке кредит на 1,2 миллиона рублей и приобрела однокомнатную квартиру. Кредит, как и положено по закону в подобной ситуации, был обеспечен залогом этого жилья. Семья вселилась в квартиру и начала аккуратно гасить кредит.

По подписанным с банком документам, после погашения кредита они становились хозяевами собственного жилья.

Но с годами у местного банка начались проблемы, и через несколько сделок права по закладной на эту квартиру перешли к некому местному ООО. Случилось это осенью 2015 года.

Ипотечную квартиру нельзя отнять, если задолженность — менее пяти процентов

Дальше история развивалась следующим образом — в течение двух последующих лет должники несколько раз просрочили платежи по кредиту.

Это дало основание коммерческой конторе потребовать назад всю оставшуюся на тот момент задолженность. А именно — 458 379 рублей. И плюс к этому истцы еще захотели, чтобы ответчики выплатили проценты по кредиту, больше 80 тысяч рублей, и за пользование займом в размере 14 процентов годовых.

В иске было еще требование выплатить пеню за просрочку — 115 992 рубля. И под конец, перечислив все требуемые суммы, истец попросил забрать у супругов заложенную у него квартиру, чтобы выставить ее на торги. Общество с ограниченной ответственностью определило начальную стоимость однокомнатной квартиры в 1,28 миллиона рублей.

Но Октябрьский районный суд Уфы с такими расчетами истца не согласился. Суд решил, что этому ООО надо присудить с ответчиков только 145 584 рубля. А их почти выплаченную квартиру не трогать.

В своем решении районный суд написал о «несоразмерности» оставшейся части долга по кредиту стоимости заложенной недвижимости. Несогласные с этим решением коммерсанты обжаловали такое решение районного суда в вышестоящую инстанцию.

Апелляция с доводами коммерческой структуры согласилась и отменила вердикт районного суда. Новое решение, которое озвучила апелляция , выглядело следующим образом. С семьи ответчиков было взыскано 298 811 рублей — столько, сколько насчитали сами истцы. Но и это не все.

Республиканский Верховный суд заявил, что у суда вообще нет никаких оснований отказать компании в требовании забрать заложенную у них квартиру, раз случилась просрочка платежа.

Пересматривая по просьбе ответчиков это решение, Верховный суд РФ сказал, что местная апелляция ошиблась, и перечислил те важные моменты, которые не заметили их башкирские коллеги.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ обратила внимание на то, что апелляция не сказала, по каким основаниям она отвергла важные обстоятельства, которые перечислил районный суд. Под «важными обстоятельствами» Верховный суд РФ понимал соразмерности долга.

По мнению высокой судебной инстанции, в ситуациях, аналогичных нашей, забирать недвижимость не стоит, если должник допустил крайне незначительное нарушение. И если размер требований залогодержателя явно несоразмерен стоимости заложенного актива. Странно, почему такой серьезный пассаж, как цену просрочки на фоне почти выплаченной квартиры не заметил местный суд.

Есть еще важный момент, на который указала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ.

По ее мнению, разрешая этот спор, нижестоящему суду нужно было «точно рассчитать количество просрочек должника по платежам, их период и учесть рыночную стоимость квартиры».

Но ничего из этого, подчеркнул высокий суд, сделано не было. Суд без слов взял за основу те расчеты, которые сделали заинтересованные коммерсанты.

Поэтому Верховный суд РФ отменил местное решение и отправил дело назад в республику, чтобы его пересмотрели там по новой, но с учетом его разъяснений. А дальше случился редки казус — пересмотра не было. Истцы, узнав о таком решении по их делу Верховного суда страны просто отказались от своего иска. И семья не потеряла жилье.

  1. Важно: при каких условиях за долги нельзя отнять кредитную квартиру?
  2. — Если задолженность составляет менее пяти процентов.
  3. — Если просрочка платежей по кредиту меньше 3 месяцев.
  4.    Наталья Козлова

Вс решал, когда нельзя забрать ипотечную квартиру за долги

Елена Муратова

Семья купила в кредит однокомнатную квартиру, и добросовестно выплачивала его в течение десяти лет.

За это время у должников сменился кредитор, который потребовал досрочно выплатить оставшуюся задолженность и выставить жилья на торги из-за просрочки платежей.

Первая инстанция посчитала такое требование необоснованным, а апелляция пришла к выводу, что ипотечную недвижимость за долги продать все-таки можно. Эксперты разъяснили, как должникам избежать подобных санкций.

Невыплаченный долг может стоить квартиры

Летом 2006 года супруги Сергей и Анна Назины* взяли в «Башэкономбанке» кредит на 1,2 млн руб. для покупки квартиры. Заем обеспечивался залогом этого жилья. Через цепочку сделок права по закладной перешли к ООО «Владфинанс» осенью 2015 года.

В течение двух последующих лет должники несколько раз просрочили платежи по кредиту, поэтому кредитор решил взыскать с Назиных всю оставшуюся на тот момент задолженность — 458 379 руб. Кроме того, заявитель потребовал, чтобы ответчики выплатили проценты по кредиту на сумму 80 432 руб. и за пользование займом в размере 14% годовых, а также пеню за просрочку — 115 992 руб.

Учитывая такой размер требований, истец попросил обратить взыскание на заложенную квартиру, определив её начальную продажную стоимость в размере 1,28 млн руб.

Октябрьский районный суд Уфы присудил «Владфинанс» только 145 584 руб. и не стал выставлять квартиру на торги. В обоснование такого решения первая инстанция указала на несоразмерность оставшейся части долга по кредиту стоимости заложенной недвижимости.

Апелляция отменила акт нижестоящего суда и взыскала в пользу заявителя 298 811 руб., опираясь на расчет задолженности, который представил истец.

Помимо этого, Верховный суд республики Башкортостан посчитал, что в спорной ситуации у суда нет оснований отказать компании в требовании обратить взыскание на квартиру.

В Верховном суде указали, что не учел нижестоящий суд

Назины не согласились с выводом апелляционной инстанции и обжаловали его в Верховный суд РФ.

ВС обратил внимание на то, что апелляция не указала, по каким основаниям отвергла обстоятельства, которые установила по вопросу соразмерности долга первая инстанция.

Судьи В С подчеркнули, что в подобных случаях взыскание на имущество можно не обращать, если должник допустил крайне незначительное нарушение, а размер требований залогодержателя явно несоразмерен стоимости заложенного актива.

Кроме того, судебная коллегия по гражданским делам ВС отметила, что в рассматриваемом деле нижестоящему суду нужно было точно рассчитать количество просрочек должника по платежам, их период и учесть рыночную стоимость квартиры (дело № 49-КГ19−5).

Так как ничего этого апелляционная инстанция не сделала, «тройка» судей ВС под председательством Вячеслава Горшкова отменила акт Верховного суда республики Башкирия и отправила дело обратно туда на новое рассмотрение.

Но по существу этот спор на втором круге рассмотреть не удалось: компания «ВладФинанс» отказалась от своего иска (Дело № 33−10 219/2019).

Эксперты «Право.ru»: «Апелляция не аргументировала решение»

Верховный суд РФ в очередной раз указал на чрезвычайно важное значение полного и всеобъемлющего исследования доказательств нижестоящими инстанциями, подчеркивает значимость обсуждаемого решения Оксана Петерс, партнер Eversheds Sutherland. Ведь апелляция никак не аргументировала свое решение, отмечает юрист Ю Ф Авелан Вероника Величко: «Ничего не сказала ни о соразмерности долга и стоимости квартиры, ни почему она не согласна с решением первой инстанции».

Спорную ситуацию усложняет то, что в этом деле необходимо учитывать редакцию Закона об ипотеке, которая действовала при заключении кредитного договора в 2006 году, обращает внимание Елена Муратова, советник А Б Казаков и Партнёры: «Она содержала оценочные понятия незначительности и несоразмерности без четких критериев оценки данных понятий». В действующей же редакции Закон об ипотеке позволяет обращать взыскание на заложенное имущество, если должник просрочил платежи по кредиту больше 3 раз за год, подчеркивает юрист К А Юков и партнеры Александр Соловьев.

Когда кредитную квартиру не заберут за долги по ипотеке

  1. Сумма задолженности меньше 5% от стоимости жилья*
  2. Просрочка платежей по ипотечному кредиту меньше 3 месяцев

*На практике встречаются решения, когда суды отказываются выставлять квартиру на торги, если долг не превышает 25% от стоимости квартиры, говорит Величко.

Обезопасить себя юридически «недобросовестный» должник в такой ситуации не может, сразу предупреждает Дени Мурдалов, юрист АБ А2.

При этом ипотечные заемщики могут заблуждаться, что их единственное жилье нельзя продать за долги, отмечает управляющий партнер консалтинговой группы Дивиус Иван Гусев.

Но суды проявляют прокредиторский подход — они точно применяют критерии, указанные в законе, говорит Юрий Водопьянов из Содружества земельных юристов. Если банк не получит ипотечных платежей больше, чем три месяца — заемщик имеет все шансы остаться без квартиры.

Поэтому, если деньги заканчиваются, Гусев советует не молчать — надо сразу обращаться в банк с просьбой рефинансировать ипотеку или получить отсрочку платежей. Мурдалов рекомендует застраховать потерю временной платежеспособности или просрочки платежей — это «отличный способ защититься от рисков обращения взыскания».

Суды применяют критерии механически, хотя категория изначально была оценочная, отмечает Водопьянов. В 2012 году Конституционный суд подчеркнул необходимость «достичь баланса прав и интересов взыскателей и должников» (определение от 24 декабря 2012 г. N 2289-О).

Чтобы это сделать, надо оценить целый ряд обстоятельств — причину неисполнения обязательств, положение сторон и так далее, продолжает эксперт. Но потом ст. 348 ГК дополнили конкретными критериями (три месяца и 5%).

И теперь работа суда свелась к применению довольно простого алгоритма, резюмирует Водопьянов.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *