Верховный суд пояснил, как делить имущество при разводе

Верховный суд пояснил, как делить имущество при разводе

Судей двух инстанций, неверно трактовавших нормы материального права при разделе имущества бывших супругов, поправил Верховный суд РФ в деле, которое вошло в новый 160-страничный обзор судебной практики ВС, второй за текущий год.

Как отмечает ВС в главе, посвященной анализу практики коллегии по гражданским делам, на имущество, приобретенное в период брака, но на средства, принадлежавшие одному из супругов лично, режим общей совместной собственности супругов не распространяется.

У. обратился в суд с иском к П. о разделе совместно нажитого имущества, ссылаясь на то, что состоял в браке с П. В период брака по договору купли-продажи супругами в совместную собственность была приобретена квартира.

Поскольку брачный договор между сторонами не заключался, соглашение о разделе совместно нажитого имущества не достигнуто, У. просил произвести раздел квартиры между ним и П.

и признать за ним право собственности на 1/2 доли в праве общей долевой собственности на спорную квартиру.

Ответчик П. исковые требования не признала, просила признать за истцом право собственности на 1/15 доли в праве общей долевой собственности на спорную квартиру, а за ней – право собственности на 14/15 доли, учитывая приобретение квартиры на личные средства ответчика в сумме 1 750 000 руб.

Судом установлено, что с 23 декабря 2010 г. У. состоял с П. в браке. В период брака на основании договора купли-продажи от 11 февраля 2011 г. супругами приобретена квартира, право совместной собственности на которую зарегистрировано за ними 10 марта 2011 г. Цена приобретенной квартиры составила 1 995 000 руб.

Как было установлено в ходе рассмотрения дела и сторонами не оспаривалось, часть денежных средств в размере 1 750 000 руб., потраченных на приобретение указанной квартиры, была получена П. в дар от П. Л. (матери П.

) по договору дарения от 11 февраля 2011 г. Данная сумма выручена матерью П. от продажи принадлежавшей ей на праве собственности квартиры. Все названные выше сделки были совершены в один день – 11 февраля 2011 г.

Брак между У. и П. расторгнут 9 октября 2014 г. Раздел имущества супругов после расторжения брака между сторонами не производился.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования о разделе спорной квартиры между супругами в равных долях, суд первой инстанции исходил из того, что между сторонами было достигнуто соглашение о приобретении квартиры в общую совместную собственность, и поскольку полученные в дар денежные средства были внесены П. по ее усмотрению на общие нужды супругов – покупку квартиры, то на данное имущество распространяется режим совместной собственности супругов.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ признала, что выводы судов сделаны с нарушением норм материального права.

В соответствии со ст. 34 СК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью.

К имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

В соответствии с п. 1 ст. 36 СК РФ имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов), является его собственностью.

Как установлено судом, источником приобретения спорной квартиры являлись средства, полученные П. по безвозмездной сделке, а также частично совместно нажитые средства супругов.

Согласно разъяснениям, содержащимся в абзаце четвертом п. 15 постановления Пленума Верховного суда РФ от 5 ноября 1998 г.

№ 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», не является общим совместным имущество, приобретенное хотя и во время брака, но на личные средства одного из супругов, принадлежавшие ему до вступления в брак, полученное в дар или в порядке наследования, а также вещи индивидуального пользования, за исключением драгоценностей и других предметов роскоши.

Из приведенных выше положений следует, что юридически значимым обстоятельством при решении вопроса об отнесении имущества к общей собственности супругов является то, на какие средства (личные или общие) и по каким сделкам (возмездным или безвозмездным) приобреталось имущество одним из супругов во время брака.

Имущество, приобретенное одним из супругов в браке по безвозмездным гражданско-правовым сделкам (например, в порядке наследования, дарения, приватизации), не является общим имуществом супругов.

Приобретение имущества в период брака, но на средства, принадлежавшие одному из супругов лично, также исключает такое имущество из режима общей совместной собственности.

Вместе с тем судом такое юридически значимое обстоятельство, как использование для приобретения спорной квартиры средств, принадлежавших лично П., ошибочно было оставлено без внимания.

Делая вывод о том, что спорная квартира относится к совместно нажитому имуществу супругов, суд исходил из отсутствия в договоре о ее покупке условий о распределении долей в квартире.

При этом суд не учел, что полученные П. в дар денежные средства в размере 1 750 000 руб. и потраченные на покупку квартиры являлись личной собственностью П., поскольку совместно в период брака с истцом не приобретались и не являлись общим доходом супругов.

  • Внесение этих средств для покупки квартиры не меняет их природы личного имущества П.
  • Таким образом, доли сторон в праве собственности на квартиру подлежали определению пропорционально вложенным личным денежным средствам ответчика и совместным средствам сторон.
  • Это судебными инстанциями учтено не было и повлекло за собой вынесение незаконных судебных постановлений (определение № 45-КГ16-16).

Верховный суд разъяснил порядок раздела нажитого имущества при разводе :: Жилье :: РБК Недвижимость

При разделе общего имущества супругов доли мужа и жены признаются равными, если иное не предусмотрено брачным договором, постановил Верховный суд

Верховный суд пояснил, как делить имущество при разводе

Николай Мошков (ИТАР-ТАСС)

Имущество, приобретенное на личные средства одного из супругов в период брака, является его личной собственностью. К такому выводу пришел Верховный суд (ВС) в ходе рассмотрения иска жительницы Сочи к своему мужу о разделе совместно нажитого имущества, следует из материалов слушаний, поступивших в редакцию.

В конце 2017 года жительница юга России обратилась в Лазаревский районный суд Сочи с иском о расторжении брака и потребовала в равных долях поделить совместно нажитое имущество.

В период брака с 1981 года супруги приобрели земельные участки площадью 1,2 тыс. кв. м и 1,5 тыс. кв. м и построили на них дома. Кроме того, они получили 3/7 доли в праве собственности на земельный участок площадью 700 кв.

м и расположенный на нем дом, поясняется в материалах дела.

Муж истицы подал встречный иск, в котором указал, что жилые дома построены на его личные деньги, подаренные ему братьями, а также с использованием строительных материалов, полученных бесплатно от близких родственников.

Доля вложений истца в строительство жилых домов составила 3/5 от их рыночной стоимости.

Таким образом, он просил признать за ним право единоличной собственности на земельные участки, а жилые дома разделить между супругами пропорционально вложенным личным средствам.

Местный суд первоначальные и встречные исковые требования удовлетворил частично. За истицей было признано право собственности на половину участка площадью 1,2 тыс. «квадратов» и 1/5 доли расположенного на нем жилого дома, а за мужем — на остальное имущество.

Кроме того, суд поделил пополам между супругами 180 тыс. руб., которые находились на счете мужа в Сбербанке. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда решение Лазаревского суда было оставлено без изменений.

Истица с таким решением не согласилась и в феврале 2018 года обратилась в Верховный суд России с просьбой признать за ней право собственности на половину имущества. ВС отменил решение местных судов и апелляционной комиссии и направил дело на новое рассмотрение.

В Верховном суде объяснили, что при разделе общего имущества супругов доли мужа и жены признаются равными, если иное не предусмотрено брачным договором. Кроме того, если имущество принадлежало каждому из супругов до вступления в брак или было получено в дар или унаследовано одним из них во время брака, то оно является личной собственностью каждого из супругов, говорится в материалах ВС.

При этом приобретение имущества в период брака, но на средства, принадлежавшие одному из супругов лично, исключает такое имущество из режима общей совместной собственности.

Однако в материалах дела жителей Сочи доказательство того, что спорные дома были построены на средства, подаренные мужу братьями, отсутствовали.

Читайте также:  Кто прав – я или Горводоканал?

Поэтому решения судов первой инстанции не являются законными, объяснили в ВС.

В конце ноября 2017 года в России предложили изменить нормы раздела имущества при разводе. По мнению Общественной палаты, в корректировке нуждается механизм раздела бизнес-активов между супругами.

В начале текущего года Верховный суд постановил, что россияне, получившие от властей муниципалитетов бесплатные участки, при разводе должны будут делить их как совместно нажитое имущество.

Квартира на троих. Верховный суд разъяснил, как делить имущество при разводе

Раздел совместно нажитого за годы супружеской жизни имущества — процедура весьма непростая. Что могут подтвердить тысячи находящихся в стадии распада семей.

Тем более что, как утверждают ведущие юристы, единого «железного» правила такого дележа не существует.

Это не так давно было продемонстрировано и в Верховном суде РФ, где пересматривалось одно интересное решение смоленских судов.

Ситуация, которую изучали в Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда, выглядела стандартной — супруги решили развестись, прожив в браке больше десяти лет. Правда, по имуществу договориться не смогли. И пришлось им делить его в суде.

Бывают случаи, когда суд может отступить от равенства долей, если есть серьезные основания

По мнению бывшей супруги, ей должно было достаться две трети из совместно нажитого. Ее аргумент — общий ребенок остается жить с ней. А экс-супруг вполне обойдется третью.

Существует некое общее правило, зафиксированное в законе, — все имущество супругов, которое нажито ими во время брака, считается совместным до тех пор, пока не доказано обратное.

Исключением из этого правила будет только личное имущество каждого из супругов. Все активы, купленные любым из супругов за время семейной жизни, по общему правилу так же делятся поровну.

Действительно, существуют обстоятельства, при которых суд может отступить от деления поровну. Подобным «обстоятельством» могут оказаться дети. Ведь они после развода останутся жить либо с папой, либо с мамой. Других вариантов нет.

Поэтому выглядит резонно, что тот родитель, с которым ребенок останется жить, может попросить при разделе имущества побольше.

Разделом имущества по иску занялся Промышленный районный суд Смоленска. Общего у разведенных было — две машины и участок земли. А еще супруги купили по ипотеке квартиру. За год до развода они выплатили кредит. А вот оформить жилье в общую долевую собственность со своими детьми еще не успели.

По мнению мужчины, участок и машины надо разделить поровну. По версии женщины, ей надо отдать больше, потому что именно с ней остаются жить двое несовершеннолетних детей — их общий сын и дочь женщины от предыдущего брака.

Районный суд выслушал стороны и решил, что все добро надо поделить пополам. Суд оставил бывшей жене автомобиль «Тойота», а муж получил «Maзду».

Также райсуд обязал супруга выплатить бывшей жене 60 000 рублей. Это была разница за превышение стоимости его доли в общем имуществе. Плюс к этому мужчина должен по вердикту суда ежемесячно перечислять алименты на ребенка в размере четверти своего заработка. По поводу же земельного участка суд постановил: признать за сторонами право общей долевой собственности на землю в равных долях.

С таким решением бывшая жена не согласилась. Женщина опротестовала его в Смоленском областном суде, где ее доводы были услышаны

Апелляция пришла к выводу, что в этом споре даме причитается все же две трети нажитого имущества. В обоснование подобного вывода областные судьи сослались на наличие «личных неприязненных отношений» между сторонами и необходимость отступить от принципа равенства долей супругов в общем имуществе ради интересов детей.

Еще одним важным основанием для областного суда стало то, что бывший муж не оформил на своего сына долю в их квартире, за которую они с женой выплатили кредит. Смоленский областной суд постановил, что весь участок должна забрать себе жена, а экс-супруг еще должен ей доплатить 176 666 рублей.

Теперь с таким разделом не согласился уже супруг. Он обжаловал решение своего областного суда в Верховном суде РФ.

Там спор изучили, и Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда заявила следующее.

Смоленский областной суд конкретно не объяс­нил — нарушал ли каким-нибудь образом отец права своего ребенка.

И почему для соблюдения интересов несовершеннолетнего сына нужно присуждать его матери две трети от общего имущества. Еще апелляция признала отношения супругов «взаимно недоброжелательными».

На этом основании областной суд решил уменьшить только долю мужа. Что было ошибочным решение, заметил Верховный суд.

Кроме того, Судебная коллегия по гражданским делам признала некорректной и ссылку на неоформление доли сына в квартире. Во-первых, жена тоже не стала это делать, во-вторых, спорная недвижимость не является предметом спора.

В итоге Верховный суд отменил решение Смоленского областного суда и оставил в силе решение районного суда. Подобное решение означает, что, по мнению высокой судебной инстанции, правильным было решение районных судей — разделить имущество поровну в конкретной данной ситуации.

Но это не «железное» правило. В действительности бывают случаи, когда суд может отступить от принципа равенства долей, найдя для этого серьезные основания. И им может оказаться учет прав ребенка.

Как правило, суды «встают на сторону» неравного деления нажитого, если есть ребенок инвалид и он остается с одним из родителей, если у этого родителя маленький доход, если второй родитель ничем не помогает тому, с кем живет ребенок. Личности родителей тоже влияют на такое решение суда.

Но надо учитывать: неравное деление совместно нажитого имущества — это право, но не обязанность суда.

  Наталья Козлова

Российская газета — Федеральный выпуск № 62(8116)

Ничего личного. Верховный суд разъяснил, как можно при разводе распорядиться личным имуществом

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ рассмотрела ситуацию, с которой сталкиваются многие граждане, когда приходится делить имущество после развода. Один из ключевых в подобной ситуации вопросов: могут ли супруги включать в соглашение о разделе имущества или в брачный договор пункт о распоряжении своим личным имуществом?

Таких споров, как показывает судебная статистика, много. Но каждый регион решал подобные споры по-разному. Единой позиции не существовало. И вот теперь Верховный суд РФ разъяснил, как надо поступать, если речь идет о разделе личного добра.

Напомним, что имущество, движимое и недвижимое, которое было у человека до брака, считается его личным и по общему правилу разделу не подлежит. Да и полученное гражданином имущество уже в браке также может считаться только его личным, если речь идет о наследстве, подарке и прочем. Все это также при разводе делиться не будет.

Наша история началась в Краснодарском крае. Там жили супруги, заключившие брачный договор. В этом договоре они записали следующее : в случае развода их совместно приобретенная дорогая квартира является собственностью супруги. А еще одна квартира, подешевле, в случае развода достается в собственность мужу. Еще по договору жена получит деньги — 700 000 рублей в качестве компенсации.

Прошло время, и брак был расторгнут. Бывший супруг, поразмыслив некоторое время, пришел к выводу, что с брачным договором он прогадал, потому что условия соглашения и договора ставят его в невыгодное положение — лишают всего совместно нажитого имущества.

С такими мыслями бывший муж отправился в суд.

В его иске было сказано, что дорогая квартира, которая по брачному договору досталась супруге, не является совместной собственностью, поскольку приобретена на его личные деньги «путем заключения договора долевого участия в строительстве». Экс-супруг попросил суд признать их с женой соглашение и брачный договор недействительными, «поскольку в него включено имущество, не являющееся совместным».

По мнению ВС, супруги вправе включать в соглашение о разделе свое личное имущество

Первая инстанция — Геленджикский городской суд Краснодарского края — пришел к выводу, что документы, по которым разделено имущество бывшей семьи, соответствуют закону, заключены при обоюдном согласии супругов в период брака добровольно. Все сделано «в соответствии с их осознанным волеизъявлением».

По мнению суда, несоразмерность выделенного каждому из супругов имущества сама по себе не является основанием для признания брачного договора и соглашения недействительными. Поэтому суд первой инстанции в иске бывшему мужу отказал.

Он обжаловал это решение. Краснодарский краевой суд итог спора пересмотрел и сказал, что стороны включили в соглашение имущество, не являющееся совместным. А этого, по мнению суда, делать нельзя.

Поэтому суд частично отменил ранее принятое решение и вынес новое — о признании соглашения о разделе имущества недействительным.

А еще краевой суд применил последствия недействительности сделки и взыскал с бывшей жены в пользу бывшего мужа 700 000 рублей компенсации.

Тогда уже бывшая супруга обратилась с жалобой в Верховный суд РФ.

Там дело изучили и Судебная коллегия по гражданским делам заявила, что на момент заключения соглашения право собственности на квартиру было зарегистрировано за мужем на основании договора участия в долевом строительстве, причем регистрация была сделана в период брака. Дорогая квартира, о которой идет речь, была куплена за 2 358 087 рублей и оценена сторонами почти в четыре миллиона.

Важный момент — по мнению Верховного суда, супруги вправе по своему усмотрению не только изменять режим нажитого в браке имущества, но также включать в брачный договор и в «иное соглашение» любые, не противоречащие закону условия. В том числе и о распоряжении личным имуществом каждого из супругов. Это не запрещено статьей 8 Семейного кодекса и не может толковаться как нарушение закона.

По мнению Верховного суда, стороны вправе включать в соглашение о разделе свое личное имущество, поэтому соглашение признано действующим.

Читайте также:  Россияне стали активнее рефинансировать ипотеку

Именно поэтому Судебная коллегия по гражданским делам отменила решение апелляции о признании заключенного сторонами соглашения о разделе имущества ничтожной сделкой и оставил в силе решение суда первой инстанции Эксперты назвали такое решение очень важным, так как оно разъясняет сложные моменты в процедуре деления совместно нажитого имущества. Дело в том, что нотариусы, оформляющие брачные договоры, часто отказывали гражданам во включении в состав подлежащего разделу имущества личного имущества супругов.

  • Теперь, после разъяснения ситуации Верховным судом эта проблема снимается с повестки дня, а у граждан появляется больше вариантов раздела собственности.
  •  Наталья Козлова
  • Российская газета — Федеральный выпуск № 266(8024)

Вс пояснил тонкости раздела имущества бывших супругов при наличии брачного договора

10 сентября Верховный Суд вынес Определение по делу № 18-КГ19-82 о разделе имущества супругов при наличии брачного договора.

Брак Сергея Ульянченко и Ирины Кондрашевой длился четыре с половиной года. За этот период женщина купила квартиру по ДДУ и оформила ее на себя. За три месяца до развода супруги заключили брачный договор, удостоверив его у нотариуса.

По его условиям, нажитое супругами в период брака имущество являлось их совместной собственностью, за исключением принадлежащего одному из супругов по закону личного имущества.

В договоре также отмечалось, что все доходы супругов в период брака (в том числе от предпринимательской деятельности) являются собственностью того из них, на имя которого они оформлены.

Кроме того, супруги заключили нотариально удостоверенное соглашение о разделе имущества. По его условиям квартира, приобретенная Сергеем Ульянченко по ДДУ еще до заключения брака, является общей совместной собственностью супругов.

Кадастровая стоимость такого жилья составила 3,7 млн руб. на момент заключения соглашения. Квартира перешла в собственность мужа после выплаты жене компенсации в размере 700 тыс. руб., о чем свидетельствовала соответствующая расписка.

После развода мужчина обратился в суд с иском к бывшей супруге о признании недействительными соглашения о разделе совместно нажитого имущества и брачного договора. По мнению истца, условия спорных документов поставили его в крайне невыгодное положение, поскольку он лишался всего совместно нажитого в браке имущества.

Сергей Ульянченко настаивал, что квартира, за которую он заплатил компенсацию, не является совместной собственностью супругов, ведь она была приобретена до их вступления в брак и на его личные денежные средства путем заключения ДДУ, что подтверждалось проведением расчетов по договору. В этой связи он потребовал взыскания с ответчицы выплаченной компенсации, а также взыскания судебных расходов в размере около 11 тыс. руб.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска, указав, что оспариваемые документы соответствуют закону. Он отметил, что сделки были заключены супругами в период брака на добровольных началах.

При этом суд учел, что на момент заключения соглашения право собственности на указанную квартиру было зарегистрировано за Ульянченко на основании соответствующего ДДУ, причем регистрация этого права была произведена в период брака супругов.

Как указал суд, истец не доказал, что условия спорных документов ставили его в крайне неблагоприятное положение.

Кроме того, он счел несостоятельным довод истца о несоразмерности выделенного каждому из супругов имущества, поскольку возможность отступления от законного режима имущества супругов посредством заключения брачного договора и соглашения о разделе имущества предусмотрена действующим законодательством.

Апелляция отменила решение первой инстанции в части отказа в удовлетворении иска о признании недействительным соглашения о разделе имущества между супругами.

Данное соглашение было признано апелляционным судом недействительным, поэтому он взыскал с ответчицы 700 тыс. руб. и судебные расходы. Свою позицию вторая инстанция обосновала тем, что в нарушение требований ст.

38 СК РФ в соглашение о разделе имущества стороны включили квартиру, не являющуюся совместным имуществом супругов.

Поскольку апелляция сочла недвижимость личным имуществом Ульянченко, она признала спорную сделку недействительной.

В дальнейшем Ирина Кондрашева подала кассационную жалобу в Верховный Суд РФ.

Изучив обстоятельства дела Судебная коллегия по гражданским делам ВС отметила, что в силу п. 2 ст. 38 СК РФ (в редакции, действовавшей на момент заключения соглашения о разделе совместно нажитого имущества) общее имущество супругов может быть разделено между супругами по их соглашению.

Такое соглашение может быть нотариально удостоверено. В соответствии с п. 1 ст. 42 СК РФ стороны вправе определить в брачном договоре имущество, которое будет передано каждому из супругов в случае расторжения брака, а также включить в брачный договор любые иные положения, касающиеся их имущественных отношений.

«Таким образом, супруги (бывшие супруги) вправе по своему усмотрению изменить режим общей совместной собственности имущества, нажитого в браке (или его части), как на основании брачного договора, так и на основании любого иного соглашения (договора), не противоречащего нормам действующего законодательства», – отмечено в определении Суда.

Со ссылкой на ряд положений Семейного кодекса РФ Верховный Суд пояснил, что супруги свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора. В этой связи он поддержал вывод суда первой инстанции о том, что стоимость спорной квартиры на момент заключения Сергеем Ульянченко ДДУ составляла 2,3 млн руб.

, а на момент заключения спорного соглашения о разделе имущества последняя оценивалась в 3,7 млн руб. «Из дела видно, что оспариваемое соглашение о разделе имущества между супругами Ульянченко и Кондрашевой от 3 мая 2017 г.

является самостоятельной сделкой, которой определены все существенные условия в целях урегулирования взаимных имущественных прав и обязанностей по разделу имущества, приобретенного сторонами в браке.

В результате заключенного на добровольной основе между ними соглашения о разделе имущества за истцом Ульянченко, являвшимся на момент заключения соглашения титульным собственником квартиры, право собственности на эту квартиру сохранилось при условии выплаты им ответчику Кондрашевой денежной компенсации без уточнения, за что именно эта компенсация выплачивается», – указал ВС.

Верховный Суд добавил, что супруги, в том числе бывшие, вправе по своему усмотрению не только изменять режим общей совместной собственности имущества, нажитого в браке, но и включать в брачный договор и в иное соглашение, определяющее имущественное положение его участников, любые не противоречащие закону условия (в том числе и о распоряжении имуществом, являющимся личным имуществом каждого из супругов). Включение таких условий в брачный договор или в соглашение о разделе имущества не может толковаться как незаконное, поскольку ст. 38 СК РФ запрета на это не содержит.

Таким образом, Суд отменил определение апелляции о признании недействительным соглашения о разделе имущества между супругами и вынесении нового решения, оставив в силе соответствующую часть судебного акта первой инстанции. В остальной части решение второй инстанции оставлено без изменения.

Руководитель семейной практики Коллегии адвокатов г. Москвы № 5, адвокат Татьяна Сустина отметила, что судебные споры о брачных контрактах достаточно молодые для России, поэтому практика по ним находится в стадии формирования.

«Категория всех семейных споров (в том числе урегулированных брачными контрактами) имеет свою специфику, ведь, находясь в острой стадии конфликта в бракоразводном процессе, каждая из сторон желает не только защитить себя, но и максимально усложнить жизнь другой стороны.

Казалось бы, брачный контракт должен нивелировать имущественный конфликт между супругами, но, к сожалению, он не всегда защищает от судебных тяжб, создавая сложности иного характера», – отметила она.

По словам эксперта, в рассматриваемом деле апелляционный суд вышел за пределы стандартного национального правоприменения, истолковав право гражданина на имущество шире, чем районный суд.

«Интересным является признание апелляционным судом недействительности сделки по основанию включения в предмет договора имущества, приобретенного до брака.

По всей видимости, вторая инстанция применила общие нормы права о разделе имущества по аналогии к контрактным отношениям в отсутствие прямого правового регулирования. С одной стороны, ст.

34, 38 СК РФ говорят только об имуществе, нажитом в браке или о будущем имуществе супругов, с другой стороны, данные нормы резонируют со ст. 7 СК РФ и ст. 421 ГК РФ, согласно которой граждане свободны в заключении договора и могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом», – пояснила адвокат.

Татьяна Сустина считает, что ст.

Читайте также:  В июле вступили в силу несколько законов о недвижимости

42 СК РФ устанавливает, что брачный договор может заключаться в отношении имеющегося у супругов имущества и исходя из буквального толкования данной нормы и всего семейного законодательства ограничений по моменту приобретения имущества нет.

«Таким образом, подход Верховного Суда, фактически установившего право супругов включать в супружеские соглашения имущество, приобретенное до брака, согласуется с семейным и гражданским законодательством и защищает договорные обязательства», – резюмировала она.

Адвокат АК «СанктаЛекс» Ольга Истомина считает, что выводы Верховного Суда сложно назвать революционными.

«Отменяя решение апелляции в части ничтожности соглашения о разделе имущества, ВС упомянул, что квартира хоть и была личной собственностью супруга, но титульным собственником он стал уже в браке и кадастровая стоимость ее на дату раздела увеличилась на 1,5 млн руб. В этой ситуации некритична выплата компенсации в 700 тыс. руб.

при сохранении права собственности на квартиру», – пояснила она. Эксперт добавила, что комментируемое определение вряд ли существенно повлияет на всю судебную практику, ведь каждое дело рассматривается индивидуально с учетом совокупности конкретных обстоятельств.

Раздел имущества при разводе. Так ли все просто? Разбираемся

В данной статье хотелось бы рассмотреть некоторые нюансы раздела имущества супругов (или супруга) при разводе. Казалось бы, судебная практика настолько обширна, что здесь все вполне однозначно. Но, проанализировав ряд дел, я пришел к выводу, что супруги не всегда и не полностью знают свои права и непосредственно особенности процесса раздела имущества…давайте попытаемся разобраться.

К сожалению, в последние годы институт брака терпит целый комплекс проблем. Пожалуй, развод и является главной из них.

К счастью, в задачи юриста анализ причин данного факта не входит, но нам необходимо лучше понимать, как с этим работать, каким образом взаимодействовать с доверителем в той или иной ситуации, особенно учитывая порой его сложное психологическое положение при данной категории дел.

1) В первую очередь, выделим, что может являться общей собственностью супругов и, соответственно, подлежать разделу. В соответствии со ст.

 37 СК РФ, имущество каждого из супругов может быть признано их совместной собственностью, если будет установлено, что в период брака за счет общего имущества супругов или имущества каждого из супругов, либо труда одного из супругов были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества.

На основании ст. 39 СК РФ при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами.

Для более широкого подхода к пониманию проблематики обратимся к судебной практике. В п.15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 г.

№ 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» указано, что общей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу, является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу ст.ст.128, 129, п.п.1 и 2 ст.

213 ГК РФ может быть объектом права собственности граждан, независимо от того, на имя кого из супругов оно было приобретено или внесены денежные средства, если брачным договором между ними не установлен иной режим этих объектов.

Общим имуществом супругов являются, в том числе, приобретенные за счет общих доходов недвижимые вещи и любое другое нажитое в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства (ч. 2 ст. 34 СК РФ). Согласно ч. 1 ст. 36 СК РФ, имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам, является его собственностью.

Вернемся к ст. 37 СК РФ, которая гласит, что имущество каждого из супругов может быть признано их совместной собственностью, если будет установлено, что в период брака за счет общего имущества супругов или отдельно каждого из супругов, либо труда одного из них были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества…

разумеется, стоит уяснить, какие улучшения могут законодателем и судами считаться неотделимыми. По смыслу п.3 ст. 245 ГК РФ, к неотделимым улучшениям, влекущим изменение соотношения долей, относится увеличение полезной площади строений, а также замена основных конструктивных элементов, влекущая значительное удорожание объекта в целом.

Применительно к жилым домам неотделимые улучшения, влекущие изменение размера долей в праве общей собственности на данные объекты недвижимости, как правило, означают проведение одним из собственников работ по увеличению именно полезной площади жилого дома.

Суд руководствуется стоимостью имущества до и, соответственно, после произведенных изменений.

Пожалуй, данная позиция достаточно ясна, однако практика дает понять, что, подавая иск, одна из сторон зачастую не совсем уясняет то, в чем заключаются те самые неотделимые улучшения и пытается претендовать чуть ли не на имущество в целом.

Здесь очень важно дифференцировать простую бытовую помощь, минимальный вклад от значительных улучшений.

Наша задача как юристов максимально доходчиво и понятно доносить данную информацию до доверителей, помогая отделить то, на что те действительно могли бы претендовать, от того или иного объекта, на который их притязания совсем не обоснованы.

2) ИПОТЕКА

Представим достаточно популярный в практике случай, когда один из супругов предоставляет определенные средства на выплату ипотечного кредита при оплате первоначального взноса. Данный пример взят из реального судебного дела.

Требования мужа о признании денежных средств, выплаченных жене в качестве первоначального взноса за квартиру, совместно нажитым имуществом, определении долей супругов равными и возложении на нее обязанности выплатить половину от указанной суммы, не подлежат удовлетворению в связи с тем, что между супругами заключен брачный договор, по условиям которого стороны определили, что квартира, которая будет приобретена с использованием кредитных средств, после заключения настоящего договора на имя супруги, как в браке, так и в случае расторжения брака по любым основаниям, будет являться раздельной собственностью супругов и считаться собственностью именно жены. Обязательства по кредитному договору, предоставленному на приобретение вышеуказанной квартиры на имя супруги банком, в полном объеме является именно ее личными обязательствами. В защиту мотивировки суда стоит отметить, что законодателем в ст. 42 СК РФ предоставлена возможность супругам изменить брачным договором законный режим имущества на договорный, установив режим раздельной собственности в отношении имущества, зарегистрированного на одного из супругов. Также в отношении имущества каждого из супругов может быть установлен режим общей (долевой или совместной) собственности.

Согласно пункту 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г.

№ 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», если брачным договором изменен установленный законом режим совместной собственности, то суду при разрешении спора о разделе имущества супругов необходимо руководствоваться условиями такого договора.

При этом следует иметь в виду, что в силу пункта 3 статьи 42 Семейного кодекса Российской Федерации условия брачного договора о режиме совместного имущества, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, считаются недействительными.

Таким образом, реализация супругами права по определению режима имущества и распоряжения общим имуществом путем заключения брачного договора не должна ставить одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, например, вследствие существенной непропорциональности долей в общем имуществе либо лишении одного из супругов полностью права на имущество, нажитое в период брака. В данном случае, как видится, суд принял абсолютно правомерное и законное решение. Из приведенного следует, что нотариально удостоверенный брачный договор является актом, изменившим законный режим имущества супругов.

Условиями заключенного брачного договора не предусмотрена какая-либо денежная компенсация, средств вложенных в приобретение имущества, — второму супругу.

Доводы стороны истца по первоначальному иску о том, что у супруга имеется право на половину денежных средств от суммы первоначального взноса внесенных им по договору купли продажи объекта недвижимости, не принимаются судом, поскольку они основаны на неправильном понимании закона и неправильном толковании условий заключенного брачного договора.

3) СРОК ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ 

Напоследок отмечу, что согласно п.

19 ранее упомянутого в статье Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут, следует исчислять не со времени прекращения, а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Здесь законодатель использует стандартную конструкцию срока исковой давности по общему правилу. Но субъектам данных правоотношений следует понимать, что момент, когда лицо «узнало или должно было узнать о нарушении своего права», как правило, возникает раньше, чем бракоразводный процесс, что является порой ключевым фактором в осуществлении защиты собственных прав.

Если у Вас остались какие-либо вопросы, мы готовы к активному обсуждению. Если Вам нужна юридическая помощь по интересующему Вас вопросу, мы с радостью предоставим Вам всю необходимую информацию и проконсультируем.

 Просто позвоните или напишите на WhatsApp по номеру +7 905-766-17-36 или напишите на почту danielbotvinnik@gmail.

com

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *