В Петербурге сносят дореволюционные цеха ради строительства жилья

«Собака.ru» начинает подводить итоги непростого 2020-го. Это время запомнится нам масками, весенним локдауном, онлайн-форматами. Но что же еще мы упустили? За 12 месяцев жители города не только прочувствовали урон от ковида, но и понесли исторически важные потери. Мы составили список архитектурных памятников, которые серьезно пострадали в этом году.

  • В Петербурге сносят дореволюционные цеха ради строительства жилья  domofoto.ru, Дим 137

Дореволюционная постройка в стиле неоклассицизм на Петровском проспекте служила временным жильем для рабочих при канатной фабрике Гота и всегда притягивала любопытные взгляды.

Само предприятие петербургского купца в свое время включало в себя 12 ремесленных мастерских и обеспечивало канатами, шнурами и шпагатами корабли, которые строили на Адмиралтейских вервях.

Весь ансамбль канатной фабрики Иоакима Гота, а именно два корпуса (производственный и канатный) и склад, в этом году объявили памятником регионального значения.

Пять лет назад Комитет по государственному контролю и охране памятников рассматривал вопрос о внесении этого здания в список объектов исторического наследия, но ответ был отрицательным.

Последние годы оно находилось в аварийном состоянии. И в конце декабря 2019 года «Бюро архитектуры и строительства» представил проект, согласно которому на месте дореволюционного дома появится многоквартирная застройка.

В начале января уходящего года здание снесли.

  • В Петербурге сносят дореволюционные цеха ради строительства жилья

В этом роскошном здании на Каменноостровском проспекте, 56-60 располагался высококлассный французский ресторан «Вилла Эрнеста», дом пролетарской культуры, клуб «Металлист», педагогический институт и Петроградский райком. Именно в этих стенах «Собака.ru» несколько раз снимала лауреатов премии «ТОП 50.

Самые знаменитые люди Петербурга». Больше десяти лет усадьба стоит заброшенной: мародеры вынесли изразцовые печи, осыпалась лепнина, вспучился паркет, стрит-арт-группировки забомбили стены и колонны.

 В ноябре многострадальный особняк горел: пожару присвоили повышенный номер сложности, работали 17 единиц техники и 58 человек.

Еще в феврале этого года Смольный заключил концессионное соглашение с компанией «Асгард», которая обязалась восстановить заброшенный дворец. В доме должна была открыться гостиница. После пожара организацию обязали до февраля 2021 года провести противоаварийные работы в особняке.

  • В Петербурге сносят дореволюционные цеха ради строительства жилья

Эффектное здание в стиле модерн, построенное в начале XX века, еще в 2007 году признали аварийным. «Собака.ru» включала его в топ-5 самых красивых заброшенных домов Петербурга.

Выразительная пластика фасада, чередование различных объемов эркеров, балконов и окон, фактурная штукатурка сочетались здесь с передовыми технологиями: бетон изготавливался в бетономешалочных машинах, кирпичная кладка велась с замкнутыми воздушными пустотами в стенах, что снижало вес постройки, в стенах была уложена скрытая электропроводка, были проведены телефонные линии.

Уже не первый год в Петербурге обсуждают судьбу дома. Давно расселенное из-за плачевного состояния здание отдано городом Академии танца Бориса Эйфмана. Учреждение представило проект, согласно которому планируется снести половину лицевого корпуса и пять дворовых.

Градозащитники собрали подписи против осуществления этого плана, проводили акции и пикеты, но Академия уверяет, что активисты «распространяют ложную информацию», а проект подразумевает сохранение всех частей дома, которые «еще можно спасти после многолетних разрушений».

Концепция реконструции предполагает сохранение 1–5 этажей лицевого флигеля и воссоздание аварийных шестого этажа и мансарды, а также восстановление конфигурации дворовых корпусов.

  • В Петербурге сносят дореволюционные цеха ради строительства жилья

Госстройнадзор выдал разрешение на строительство жилого дома на месте здания манежа лейб-гвардии Финляндского полка на 20-й линии Васильевского острова. На месте здания в стиле классицизм планируется построить жилой комплекс площадью 25,8 тысячи квадратных метров и высотой не более десяти этажей.

Градозащитники выступают против уничтожения дома, летом суд приостановил его снос из-за неразберихи с датой постройки. Активисты пытаются доказать, что ее возвели в 1854 году, в 1930-х отдали под хлебозавод, а в 1960-х надстроили второй этаж. В документах же в качестве даты строительства указан 1937 год.

От года постройки зависит охранный статус здания: в Петербурге запрещено уничтожение домов, возведенных до 1917 года. КГИОП не признал здание памятником, сославшись на то, что его перестраивали под хлебозавод. На сайте citywalls утверждается, что в начале XIX в. это был последний дом перед Смоленским полем.

  • В Петербурге сносят дореволюционные цеха ради строительства жилья

«Красный треугольник» — первая в России резиновая фабрика, созданная в 1860 году. Краснокирпичные здания построены в 1870-х, часть из них достроена в конце XIX века. Этой осенью на территории завода рухнула крыша четырехэтажного исторического корпуса № 8, который признан выявленным объектом культурного наследия. 

По мнению активистов, обрушение произошло из-за мародеров, которые год назад срезали поддерживающие кровлю металлоконструкции. Ранее по той же причине обрушилась крыша цеха № 4 и частично разрушился корпус № 26.

 Градозащитники уверены, что под угрозой обрушения находится цех № 22 — в июле этого года неизвестные срезали на металл его несущие балки.

 КГИОП назвал обрушение крыши преступлением и потребовал провести противоаварийные работы.

Разрушивший дореволюционный трамвайный парк застройщик работал легально

В Петербурге решили избавиться от старейшего дореволюционного трамвайного парка в Нейшлотском переулке в Выборгском районе. Однако, как выяснилось позже, у компании «ЮИТ» не было разрешения на строительные работы. НЕВСКИЕ НОВОСТИ выяснили у «ЮИТ Санкт-Петербург», почему известный застройщик работал нелегально. Выяснилось, что он не нарушал законы.

В Петербурге сносят дореволюционные цеха ради строительства жилья

По официальным документам, постройки в дореволюционном трамвайном парке в Нейшлотском переулке датированы 1971 годом. Исторические памятники и здания на участке отсутствуют. Поэтому со строениями можно работать как с объектами частной собственности.

«„ЮИТ“ всегда работает в соответствии с действующими нормами и правилами.

В соответствии с Градостроительным кодексом РФ определен порядок демонтажа объектов, находящихся в частной собственности: разрешение на строительство для демонтажа не требуется.

Отмечаем, что, по всем имеющимся официальным документам, памятники и исторические здания на данном земельном участке в Нейшлотском пер., д. 17/23, отсутствуют.

К компании „ЮИТ“ никаких претензий быть не может по той причине, что, по всем официальным документам, годы постройки зданий – 1971 год.

  Данные сведения включены в технические паспорта зданий, изготовленные ГУИОН в 2001 году по заказу КУГИ Санкт-Петербурга ПЕРЕД приватизацией данного объекта в 2002 году, таким образом, со стороны „ЮИТ“ исключены какие-либо факты специальной подтасовки сведений о дате постройки зданий», — рассказали в пресс-службе.

В Петербурге сносят дореволюционные цеха ради строительства жилья

Компания проводила демонтажные работы, когда еще шел судебный процесс с защитниками дореволюционного трамвайного парка. Однако изначально истцы не привлекли к делу самого застройщика. О всех судебных тяжбах в «ЮИТ» узнали по инициативе самого суда.

«„ЮИТ“, действительно, недавно оказался привлечен к судебному процессу, однако в этой связи важно учитывать следующее.

Так называемые градозащитники предъявили административные иски, оспаривая дату постройки зданий, только к Росреестру и ГУИОН, НЕ привлекая к делу АО „ЮИТ Санкт-Петербург“. Иски были поданы в июле 2020 года, и о них никто не знал.

Очевидно, „градозащитники“ имели намерение действовать „втихаря“, чтобы застройщик был потом поставлен перед фактом и не смог бы в суде препятствовать процессу.

«„ЮИТ“ был привлечен к участию в деле в качестве заинтересованного лица по инициативе самого суда, причем соответствующее определение было вынесено только 21 сентября 2020 года, и „ЮИТ“ была направлена судебная повестка, полученная лишь 06.10.2020.

Только тогда „ЮИТ“ стало известно о данном процессе в отношении ГУИОН и Росреестра.

С претензиями „градозащитников“ к государственным органам относительно изменения года постройки некоторых зданий после очередной перестройки разберется суд», — объяснили в компании.

В Петербурге сносят дореволюционные цеха ради строительства жилья

Застройщик работает над проектом нового жилого комплекса в плановом режиме с начала 2020 года. Сейчас там завершают процесс проектирования. Строительство начнут до конца года. Тогда и откроют старт продаж квартир.

«В настоящее время завершается процесс проектирования и экспертиза. До конца года по нашим планам должно быть начато строительство нового жилого комплекса и открыты продажи.

Важно отметить, что уведомление о начале работ по демонтажу зданий было подано в установленном Градостроительным кодексом порядке в государственные органы 18 сентября 2020 года, то есть даже до того, как состоялось заседание суда (21.09.

2020), в котором „ЮИТ“ по решению суда было привлечено к участию в деле, и, как показано выше, за три недели до того, как „ЮИТ“ получило повестку и вообще узнало об иске.

Мы не планируем приостанавливать демонтажные работы, связанные с необходимостью подготовки территории к строительству и проведением дополнительных инженерных изысканий», — рассказали в пресс-службе.

В Петербурге сносят дореволюционные цеха ради строительства жилья

Ранее НЕВСКИЕ НОВОСТИ писали, что корреспондент НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ побывал в Нейшлотском переулке и снял то, что осталось от старого парка. Здания, действительно, превратились в развалины.

В петербурге сносят дореволюционный трамвайный парк ради жк

Санкт-Петербург, 20 октября 2020, 10:56 — REGNUM В Петербурге избавляются от корпусов дореволюционного Выборгского парка конно-железных дорог в Нейшлотском переулке, 17. Об этом ИА REGNUM сообщили 20 октября в городском филиале ВООПИиК.

В Петербурге сносят дореволюционные цеха ради строительства жилья

Снос здания

Иван Шилов © ИА REGNUM

Градозащитники требовали сохранить корпуса через суд, так как депо Выборгского парка общества конно-железных дорог было возведено в конце XIX века, а его корпуса сохранились с незначительными перестройками до наших дней, утверждают активисты.

Читайте также:  Икеа построит третий тц в окрестностях петербурга

Тем не менее в реестре недвижимости корпуса числились построенными в 1971 году. Градозащитники потребовали через суд исправить дату постройки в кадастре, однако как только компания-застройщик «ЮИТ» была привлечена к процессу в качестве заинтересованного лица, спорные здания начали сносить.

На месте дореволюционного парка собираются возвести жилье.

«В таких случаях градостроительный кодекс запрещает снос в отсутствие разрешения на строительство, которое до настоящего времени не получено. Градозащитники вызвали полицию. Разрешительные документы на снос на строительной площадке отсутствовали, их отказались показать даже полиции», — утверждают активисты.

  • Заметим, градозащитники уже не первый раз пошли в суд с жалобой на незаконное «омоложение» исторических построек Петербурга в кадастре, что приводило к попытке их уничтожения или сносу, так как в Северной столице запрещено демонтировать здания старше 1917 года.
  • Читайте ранее в этом сюжете: В Петербурге вновь незаконно «омолодили» старинное здание ради сноса
  • Читайте развитие сюжета: Застройщик продолжит снос зданий парка конно-железных дорог в Петербурге

История вопроса

Архитектурное наследие – значительная часть материальной культуры, доставшейся нам от прошлых поколений. Это возможность прикоснуться к прошлому, ощутить дух прошедших эпох. Старая архитектура придаёт городам своеобразие и уют, воспитывает в людях чувство прекрасного. К сожалению, старые постройки со временем ветшают или страдают от войн и других социальных катаклизмов, а людям не всегда хватает понимания их ценности. В погоне за наживой старые дома сносят, а их место занимают безликие, но более коммерчески привлекательные постройки. В лучшем случае, новоделы маскируют «под старину», но такая подмена обычно слишком заметна. Иногда старые здания портят бездумной реставрацией. После исчезновения какой-то части старых построек, теряется облик исторической части города, даже если старых домов ещё достаточно много. Чаще всего, защитники старой архитектуры, руководствующиеся всего лишь благими целями, не могут противостоять строительному бизнесу, уничтожающему архитектурное наследие на коммерческой основе и в коррупционной связке с представителями власти. Поэтому единственно правильное направление борьбы за сохранение архитектурного наследия – пропаганда важности этого дела. Когда понимание необходимости сохранения архитектурного наследия укореняется в массах, государства вынуждены принимать законодательные меры к его охране. Самые ценные архитектурные памятники вносятся в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. В России охраной архитектурного наследия занимается Министерство культуры. Принят Федеральный закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации». Существует множество добровольных общественных объединений, ставящих целью охрану культурно-исторического наследия. Тем не менее, все предпринимаемые меры не всегда спасают памятники истории от разрушения.

Омолодить и уничтожить

ОЖД: Мы добавили электричек.

Но от давки это не спаслоПредполагаемый убийца американки Кэтрин Сироу арестован на два месяцаМЧС просит не ходить в лес: плюс 36 ожидается уже в понедельник«Спартак» вызвался помочь певице МакSим, находящейся в комеПогиб сын Александра БашлачеваДля тех, кто умеет читать: у ямы на Уральской сделали особую разметкуВ Петербурге установлен новый температурный рекордСобянин: Китайского штамма уже нет, вместо него — более агрессивныйДежуривший полицейский погиб в Москве у посольства ТуркменистанаДаже воскресным днём на выезде из Петербурга — пробкиКак спасать и спасаться от петербургской жарыВ «Артеке» у нескольких детей нашли ковидВ Ульянке пенсионер загорелся на скамейке. За его жизнь борются врачиЕщё один регион ввёл обязательную вакцинацию, теперь их около десяти15 фото, которые доказывают, что почерк врачей — это катастрофаКаршеринг устремился на стройку в Мурино и завис на бетонном блокеВ здравоохранении планируется внедрить новую систему оплаты трудаРоссийский посол возвращается в США с оптимистичным настроемВ Кремле рассказали, как задать вопрос Путину во время прямой линииТам, где за 30. Петербургская погода готовится к новому рекордуМинтруд допустил отстранение непривитых сотрудниковЖителям Купчино пообещали вернуть электричество в ближайшее времяКакая музыка делает человека больным и бедным — мнение психологаСтолб чёрного дыма поднялся из складов в ПетербургеМинтруд рассказал, могут ли уволить за отказ от прививкиЭто только начало. Жара в Петербурге побила рекорд 1905 годаПод окнами Покровской больницы в Петербурге найдено тело пациентаПредыдущие новостиАрхив материалов

Простоять сто лет, а потом оказаться моложе на полвека? В «мистическом Петербурге» с кадастровыми планами старинных домов случается даже невозможное.

В Петербурге сносят дореволюционные цеха ради строительства жильяМихаил Огнев, архив «Фонтанки»Поделиться

Гневная речь спикера ЗакСа Вячеслава Макарова в адрес главного архитектора Григорьева, который якобы не защитил от «оборзевших» застройщиков старинный дом на Ропшинской, 10, заставил «Фонтанку» задуматься: а так ли исключительна эта «мерзость», которой возмущен парламентарий? Речь идет о случаях подмены в кадастровых документах даты постройки дореволюционных зданий.

Согласно городским законам, в Петербурге нельзя сносить дома, построенные до революции, если они не аварийные; а если аварийные, то после сноса они должны быть воссозданы в прежнем виде. Но странным образом некоторые дома в Петербурге теряют охранный статус.

Знатоками города зафиксирован не один случай, когда проблем с дорогостоящим и невыгодным воссозданием избегают «бумажным» путем. Здания, давно известные как исторические, вдруг обретали в кадастровых паспортах советские даты постройки.

А раз дом не до- а послереволюционный, то и воссоздавать его никто не требует. Иногда дату внесения изменений в кадастр удается установить, иногда нет.

Но как назло, происходит это почему-то с домами на землях, приглянувшихся инвесторам под новое строительство или необходимых государству для больших инфраструктурных проектов.

В СМИ за пару лет получили громкую огласку лишь два таких два адреса: Ропшинская, 10, о котором вспомнили в ЗакСе, и Ремесленная, 3, — дом, который мешал строительству моста через остров Серный  (снесен после того, как в кадастровом паспорте 1916 год постройки был кем-то изменен на 1920-й). Но если ситуация с домом на Ремесленной стала, по крайней мере, поводом для возбуждения уголовного дела (в марте 2016 года в УМВД по Центральному району по части 3 статьи 327 УК РФ – «Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов»), то на Ропшинской внимания пока не привлекла.

О том, что дом на Ропшинской снесут, стало известно в апреле этого года. Двухэтажный особняк А.И. Назимова знатокам города был известен как проект архитектора Оттона Игнатовича. Он находится в пределах зон охраны и, будучи дореволюционным зданием, подпадал под запрет сноса.

Однако в декабре 2016 года в базе Росреестра дата его постройки была изменена с 1895-го на 1947 год – вероятно, по результатам экспертизы, предполагают градозащитники. После этого комитет по охране памятников (КГИОП) согласовал снос и строительство на этом месте нового жилого дома – ЖК «На Ропшинской, 10».

В заключении ведомства от 15 декабря 2016 года (есть в распоряжении «Фонтанки») заявлено, что исторических зданий на участке нет.

Заказчиком проекта нового ЖК выступило то самое ООО «Шелест-сквер», которое спикер ЗакСа 11 октября так нелестно охарактеризовал. Фирма владеет участком на праве собственности. Проект разработал некий ИЦ «Стройэксперт». Интересно, что обеими компаниями – «Шелест-сквер» и «Стройэксперт» – владеют одни и те же собственники: Денис Мотуз и Глеб Архипов.

Причем, судя по данным СПАРКа, «Стройэкспертов» в Петербурге по крайней мере два: в одном и том же петербургском доме, но в разных помещениях, работают ООО «ИЦ «Стройэксперт» и ООО «Испытательный центр «Стройэксперт». Глеб Архипов – гендиректор первого ООО, а Денис Мотуз – второго. В послужном списке последнего – довольно крупные контракты.

Так, в 2016 году – на строительство с концерном «МПО-Гидроприбор» на 1 млрд 347 млн рублей. Есть в списке заказчиков и отделение Пенсионного фонда по Петербургу и Ленобласти, и петербургский Фонд капстроительства и реконструкции, и Главное управление обустройства войск ЗВО. А по данным газеты «Деловой Петербург», ИЦ «Стройэксперт» вообще является самым успешным в городе архитектурным бюро.

Его оборот за 2015 год вдвое превышает оборот «Студии 44» известнейшего архитектора Никиты Явейна.

В поле зрения «Фонтанки» ИЦ «Стройэксперт» попадал и по другому поводу: именно эта фирма, как стало известно в августе, внезапно предложила нескольким научным институтам освободить Северный пакгауз Биржи (наб. Макарова, 2)  и выехать в другие помещения «улучшенной планировки».

Ученым предложили адреса на Кременчугской улице и улице Седова – в бизнес-центрах и строящихся зданиях. Информацию об этой инициативе распространило руководство ФАНО, вызвав предсказуемый скандал в научном сообществе: «наверх» отправились депутатские запросы http://www.fontanka.ru/2017/08/10/113 и письмо Санкт-Петербургского союза ученых. Рабочая группа ФАНО вместе с учеными изучила предлагаемые помещения и признала их неподходящими для переезда.

Начинали безобидно

Читайте также:  Путин: в 2021 году нужно запретить продажу строящихся квартир

В градозащитном сообществе, между тем, известны и другие случаи чудесного «омоложения» столетних петербургских домов.

Причем начиналось все достаточно «безобидно»: сносили постройки хотя и дореволюционные, но в советское время сильно перестроенные и утратившие какую-либо реальную историческую ценность, зачастую – с пробелами в истории и документах.

По словам Дмитрия Литвинова, координатора движения «Живой Город», таков был случай с домом на Ждановской набережной: в 2015 году СМИ писали, что там снесли аварийное дореволюционное здание во дворе, принадлежавшее GS Group. «Сильно пострадало в советское время, этажность изменена, перебиты проемы.

Но что здание историческое, сомнений нет. Может быть, в советский период дата была изменена», – пояснил активист. При этом лицевой корпус, бывшее производственное здание завода «Вулкан», находящийся под охраной и выходящий на Новоладожскую улицу, был сохранен и отремонтирован.

Аналогичная история могла произойти и в процессе строительства новой клиники ВМА на улице Доктора Короткова.

Расчистка участка в 2015 году включала снос здания бывшего общежития по адресу: Боткинская улица, 25, литера Л, стоявшего за домом 12 по улице Комиссара Смирнова, и соседствовавшей с ним двухэтажной прачечной (литера Е) — по данным градозащитников, 1909 года постройки.

Общежитие в 1960-х было перестроено и особой ценности не представляло, так же как и бывшая прачечная, однако вопросы у градозащиты вызвали кадастровые документы, согласно которым здания были отнесены к 1960-м годам (общежитие) и 1930 – 1940-м годам (прачечная). «Но опять-таки, здания были сильно перестроенные и не слишком примечательные», – уточняет Литвинов.

Продолжали как всегда

История сноса дореволюционных корпусов завода «Новый Лесснер» на Большом Сампсониевском, 66, задокументирована гораздо более четко, да и сами снесенные в 2016 году дома представляли ценность большую, нежели в описанных выше двух случаях.

Всего за 5 месяцев здания «Нового Лесснера» помолодели на 13 – 14 лет; по словам Дмитрия Литвинова, он сопоставил два ответа из КГИОП, из которых следует, что в июне 2015-го два корпуса бывшего завода были датированы 1912 – 1913 годом, а в ноябре – уже 1926-м.

Как сообщала «Фонтанка», в КГИОП тогда заявляли, что комитет уполномочен только выдавать положительные или отрицательные заключения на поданную документацию, а проверять или запрашивать новые данные и подтверждения не может.

В 2017 году рабочая группа при КГИОП отправила проект воссоздания корпусов «Нового Лесснера» на корректировку.

Еще одна подобная история может закончиться хорошо благодаря доброй воле застройщика Setl Group, который объявил о намерении воссоздать краснокирпичные фасады и внешний облик так называемого Особняка Феликса Шопена на 25-й линии Васильевского острова.

Сталепрокатный завод, находившийся здесь при Союзе, прекратил свое существование в 2006 году, а в 2008-м на градсовете впервые была рассмотрена концепция застройки этого места, перешедшего тогда в собственность финской компании Lipsanen.

На тот момент ее авторы предложили сохранить здание канатного цеха и водонапорную башню Якова Чернихова, а также здание заводоуправления.

Остальные исторические здания, как следовало из результатов экспертизы ООО «Вега», выполненной по заказу финского застройщика, находились в аварийном состоянии и подлежали сносу. Их снесли летом 2011 года; но затем выяснилось, что разрешения на демонтаж застройщик не получал, за что был оштрафован.

Позже проект перешел в собственность ЗАО «Лемминкяйнен рус», которое в 2015 году получило разрешение на строительство ЖК «Илматар». Затем проект продали Setl Group. Однако в 2015 году стало известно, что историко-культурная экспертиза показала: особняк Шопена построен в середине XIX века, а не в 1957 году, как гласил кадастровый паспорт. Каким образом в него внесли изменения, неясно.

«Мы предупреждали»

Другой горячей точкой, где предположительно была реализована та же схема подмены дат, в 2012 году стали несколько зданий по улице Короленко, 5, – на углу с Басковым переулком. Тогдашние владельцы участка – ООО «Домус Рент» – заявляли, что снос корпусов ведется законно, и предъявляли техпаспорта, датирующие постройки 1938 – 1972 годами.

Градозащитники же утверждали, что инвестор сносил казармы и конюшни лейб-гвардии 1-й артиллерийской бригады, которые не были памятниками, но находились в зоне регулируемой застройки, а значит, демонтажу не подлежали. По крайней мере три дома с адресами: Короленко, дом 5, литера А, дом 5, литера З, и дом 5а, литера А, предположительно были построены до революции.

Однако в ответ на дореволюционные фото, предъявленные активистами, представители инвестора отвечали, что в советские годы здания сгорели, а потом были восстановлены в точно таком же виде. То есть историческими не являются.

Дореволюционная кладка тоже не заставила инвестора усомниться: собор Святого Петра в Риме тоже строился частично из камней Колизея, но это же не значит, что он на тысячу лет старше, заявляли представители бизнеса.

И наконец, Эсперова улица на Крестовском острове, известная прежде всего сносом старинного дома №7, на месте которого построили банно-прачечный комплекс для Конституционного суда, хранит следы и другого сноса — тоже оправданного записями в кадастре.

Согласно записям в ЦГИА, дата постройки здания — 1909 год, возведено техником Александром Гавриловым, до революции было доходным домом. Снесено в 2015 году; на воссоздание надеяться нечего, так как по кадастровым документам дата постройки «до 1937 года».

«Тоже была некая экспертиза, которая признала, что дом снесли в советское время и построили точно такой же или похожий», – рассказал Дмитрий Литвинов.

«До Ремесленной, 3, все эти случаи касались малозначительных построек, как правило. По многим из них можно было сделать опрос — насколько они исторические. Если одна стенка осталась — историческое здание или нет? Можно поспорить об этом.

Изначально все безобидно начиналось, но мы предупреждали, что если эту лазейку не прикрыть, то проблема будет и дальше развиваться. Случай с домом на Ремесленной, 3, это ярко показал. Раньше это касалось тех объектов, где неспециалист, да даже и специалист, возможно, не будет уверен в ценности объекта.

А теперь идут под снос настоящие памятники», – резюмировал активист.

Елена Зеликова, «Фонтанка.ру»

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

За 32 года в Петербурге уничтожили более 500 исторических зданий |

Ещё 32 года назад в Петербурге было около 12 тыс. объектов исторической застройки. И несмотря на то «сноса ради сноса» больше не осталось, каждый год город теряет до 30 исторических зданий.

Создатель группы ЭРА (экологии рядовой архитектуры) Алексей Ярэма в интервью Gazeta.SPb рассказал о том, как градозащитная деятельность изменилась сейчас и какие самые важные объекты удалось отстоять в последние годы.

Группа ЭРА существует ещё с 1987 года. Как изменилось поле её деятельности с момента создания?

С момента создания мы занимались исключительно охраной исторической застройки, то есть зданий, построенных до 1917 года и здания в стиле сталинского неоклассицизма.

В последние годы, с появлением новых членов в нашей группе, в том числе руководителя Николая Лаврентьева, сфера несколько расширилась. В неё стали попадать и объекты зеленых насаждений, и кладбища.

Деятельность приобрела, скажем так, общегородское значение.

С какими целями уничтожается исторические здания в Петербурге? Ведь не всегда для строительства нового объекта на этом месте?

Практически всегда, по крайней мере, сейчас. Как раз вначале мы ещё сталкивались со сносами ради сноса. Когда по заключению фальсифицированной экспертизы, здание просто признавалось аварийным и сносилось ни для чего. Но это было ещё в советскую эпоху. А сейчас — это практически всегда коммерческие соображения, снос под новую застройку. Иных вариантов, я в общем-то, я даже и не помню.

Какая часть зданий от всей исторической застройки Петербурга была уничтожена за последние годы?

Если на конец советской эпохи мы имели в Петербурге, грубо говоря, 12 тыс. зданий, не считая сталинского неоклассицизма, то соответственно можно посмотреть статистику на нашем сайте в разделе «Черная книга» – сколько зданий уничтожено за последние 32 года. Я думаю, что это не одна сотня.

На какой год пришлось больше всего уничтожения исторических зданий?

Из последнего периода, явно выбивается 2007 год, когда был произведен самый масштабный единовременный снос исторических зданий.

Это застройка Везенбергской (Шкапина) и Лейхтенбергской (Розенштейна) улиц.

Тогда было уничтожено сразу 23 здания — целый квартал исторической застройки с стилях модерн, неоклассицизм, эклетика, в кирпичном стиле. Это был разовый акт – в 2006-2008 годах производился снос.

Какие самые значимые здания получилось спасти за последние 10 лет? Какие — не удалось отстоять?

Погодовой список можно посмотреть в разделе «Черная книга» на нашем сайте. За год уничтожается минимум 12 и максимум 30 зданий. Мы не делим здания на самые значимые и не самые значимые. Мы не признаем деления на памятники архитектуры и не на памятники. Всё, что построено до 1917 года, одинаково ценно – точно также сталинский неоклассицизм имеет какой-то приоритет среди других зданий.

За последние десять лет удавалось спасти буквально единичные здания и это было исключением из правил. Это была колоссальная победа, не свойственная для нашей эпохи. Сейчас спасти практически ничего невозможно.

Читайте также:  Сфера строительства жилья — среди самых коррумпированных в россии

Из тех, которые все-таки удалось спасти, можно назвать остановку масштабного проекта реновации Сосновой поляны. Там было спасено около 50 домов, но вопрос окончательно не закрыт.

Реализация остановлена, но она может возобновиться в любое время.

Также Нарвская застава – это тоже проект реновации. Там остановлен снос более сотни зданий. И Московско-Ямская слобода – там по проекту реновации собирались снести четыре дореволюционных здания.

Можно ещё упомянуть отдельно взятые здания в центре. Это в первую очередь 11-я Рота Измайловского полка, дом 7. Здание в жутком состоянии удалось «пристроить» в программу «Молодежи – доступное жилье».

Удалось не допустить сноса дачи Гаусвальд – это памятник архитектуры на Каменном острове. Его пытались снести все, включая «живой город», тогда еще существовавший. Можно отметить дом 145 на Фонтанке. Правда, удалось спасти только лицевой флигель – дворовые все были снесены. И Аракчеевские казармы – это буквально в последние годы.

Какие, на ваш взгляд, есть перспективы по спасению исторической архитектуры Петербурга? Например, в свете ситуации с запретом хостелов в многоквартирных домах. Если хостел из квартиры переедет, то есть ли возможность приспособить такое большое пространство?

Поскольку мы говорим об исторических зданиях, оптимальным способом обращения с ними должно быть воссоздание исторической планировки. Крупных квартир, которые там были там до революции. Тем более, что сейчас такие квартиры вполне могут быть востребованы в Петербурге – большое количество состоятельных людей, которые могут себе позволить 200-метровую квартиру на Невском.

И пока в здании целы стены, капитальные исторические перекрытия, в нём возможны любые перепланировки.

Как вы узнаете о том, что историческое здание подлежит сносу и как ведете работу по спасению?

Узнаем из самых разных источников – из прессы, официальных распоряжений, от агентурных в каких-то государственных структурах. Если здание историческое, то оно уже ценное – этого достаточно, поэтому критериев выбора, что спасать, а что нет — не существует.

Для спасения зданий мы взаимодействуем с разными организациями на разных уровнях. Сейчас это в первую очередь Митрофаньевский союз.

Также инициативные группы на местах – то есть группы граждан, которые выступили с инициативой защиты какого-то здания или иного объекта. Были также политические организации, с которыми мы в разное время взаимодействовали.

Когда-то это было «Яблоко», когда-то «Другая Россия» или, например, «Комиссариат социальной мобилизации».

Есть, кроме всего прочего, но сейчас, наверное, существует формально, коалиция «Градозащита», там работает известный активист Тамара Ведерникова. Есть «Охтинская дуга» – очень крупная организация, с которой мы постоянно сотрудничаем, которая занимается не только сохранением Охты, но и всего города. Это много.

Дарья Яриневич, Gazeta.SPb

Как в дореволюционном Петербурге пытались комплексно застраивать территории

         Новый Петербург В начале XX века Петербург переживал период стремительного развития и роста.

В повседневную жизнь стремительно входили водопровод, электричество, трамваи, автомобили, телефонные номера были уже пятизначными.

Городские власти обсуждали планы комплексного преобразования города: рассматривали проекты метро, думали, как разгрузить от транспорта Невский, Каменноостровский и другие городские магистрали. Одновременно появлялись и локальные проекты развития территорий.

Самым известным был, конечно, Новый Петербург на острове Голодай (ныне остров Декабристов), в северо-восточной части Васильевского острова за рекой Смоленкой.

В последние годы XIX века товарищество «Новый Петербург», состоявшее из нескольких частных лиц, приобрело землю западной части Голодая, которая тогда представляла из себя болото, и объявило о планах построить за 5 лет фешенебельный район на 600 домов по 160 квартир в каждом.

Преимущество места состояло не только в его близости к воде, но и в относительной экологичности, что для тогдашнего Петербурга, не имевшего очистки канализационных стоков и находившегося в кольце дымящих заводов, было очень важно. Для транспортной связи с центром предполагалось построить выделенную трамвайную линию до Благовещенского моста.

От наводнений планировали спасаться с помощью дамбы (она вроде бы даже была построена) и поднятия уровня земли с помощью песка со дня залива.

Работы начались в 1899 году, но через год закончились из-за отсутствия денег. Успели построить только один дом. Строительство забросили. Через 10 лет пришел новый инвестор, взявший себе старое название. Планировку территории заказали одному из самых известных архитекторов, Ивану Фомину.

Модерн к тому моменту уже приелся – в обществе его признали несоответствующим «строгому, стройному виду», и адепт классицизма Фомин нарисовал классический город. От полукруглой площади в восточной части острова, мимо домов, соединенных колоннадами, лучами уходили на запад, к заливу, три магистрали.

С востока площадь замыкали торговые ряды.

Застройка Нового Петербурга по проекту Ивана Фомина
В декабре 1912 года журнал «Зодчий» писал, что в уже построенных зданиях Нового Петербурга селятся пока рабочие, но когда сюда пустят трамвай, ситуация радикально поменяется: классический район с теннисными площадками и прогулочными набережными станет местом жизни состоятельных людей (словом «элитный» тогда так еще не разбрасывались).

Однако большинство градостроителей скептически относились к перспективам Нового Петербурга. «Низкий уровень этих земельных участков поднимается подсыпкою земли до 14 футов; разбиты улицы, отведены места для скверов и строятся огромные жилые дома.

Затраты громадные, которые едва ли оправдают расчеты инициаторов предприятия, ибо означенная местность, удаленная от центральных деловых кварталов столицы, с проездом к ней по пространствам, занятым фабриками и складами, может привлечь небогатого обывателя только дешевизною квартир», – предрекал в 1912 году гражданский инженер Федор Енакиев. И не он один.

Неизвестно, сбыли бы пророчества о том, что быть Новому Петербургу пусту из-за плохой транспортной доступности, потому что вскоре началась война, строительство остановилось, а после революции Новый Петроград опустел вместе со старым. В послереволюционные годы, кстати, такой топоним сохранялся на картах, но самостоятельной территорией он уже никогда не был.

  • На память о нем нам остались три здания, построенные Фоминым и другим известным архитектором, Федором Лидвалем, на центральной площади (ныне площадь Балтийских Юнг), и одна из трех лучевых магистралей, ныне имеющая статус переулка.
  • С другой стороны, несколько улиц и три здания, оставшиеся от Нового Петербурга за 10 лет его существования, не так и мало, если сравнить с его современным аналогом – Морским фасадом, который живет примерно столько же, но пока еще даже до конца не насыпан. 
  • Царский городок

Полной противоположностью Новому Петербургу был Царский городок за Обводным каналом. Название Царский он получил, видимо, потому, что строился на земле, принадлежавшей лично Николаю II, и по его инициативе.

Территория эта располагалась на заброшенной местности бывшего императорского  стекольного завода и Глухого озера – старого карьера, превратившегося в свалку и засыпанного.

К 200-летию Петербурга появился проект строительства города-сада на 40 тысяч человек.

Город-сад – это модная тогда концепция малоэтажного благоустроенного и экологичного жилья в противовес задымленным антисанитарным многоэтажным домам индустриальных европейских мегаполисов.

Планировка Царского городка. Карта 1914 года
Очень быстро сделали проект планировки территории: как и Новый Петербург, он предлагал  радиальную структуру с полукруглой центральной площадью и расходящимися от нее лучами проспектов. Были распланированы сады, церковь, рынок, 4 площади, своя электростанция, трамвай и мосты через Обводный канал. Однако в отсутствие инвестора дело не пошло совсем: ни городские власти, ни Министерство двора не хотели с этим возиться. Поэтому единственная постройка, появившаяся на этой территории, – Психоневрологический институт с клиникой для алкоголиков. Что было весьма уместно: вокруг рабочий район. Кроме института о несостоявшемся Царском городке напоминает улица 2-й луч, которая когда-то была вторым лучом будущего города-сада, а теперь проходит через промзону. Ни первого, ни третьего луча не сохранилось.

Зато, в отличие от Нового Петербурга, запланированные улицы Царского городка обозначались на всех планах столицы вплоть до революции. Даже когда в 1910-е годы через будущий город-сад прошла железнодорожная ветка, соединяющая Финляндскую железную дорогу с общероссийскими. Высочайшую волю, хоть и нереализованную, так просто с карт не стирают.             

Антон МУХИН

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *