Верховный суд: у россиян-банкротов возможно изымать единственное жилье

5 ноября 2020 в 13:56

Верховный суд: у россиян-банкротов возможно изымать единственное жилье

Очередное определение Верховного Суда о невозможности изъятия у должника единственного жилья было вынесено на фоне рассматриваемого дела о банкротстве Дмитрия Стружкина.

В связи с его банкротством собрание кредиторов вынесло решение о выселении должника из сорокаметровой двухкомнатной квартиры и о его переселении в менее роскошную девятнадцатиметровую «однушку». Однако кредиторами не был учтён существующий общественный иммунитет, действующий в отношении единственного жилья.

Нельзя нарушать интересы должника

Конституционным судом было предписано установить, чтобы не нарушались права как кредитора, так и должника. С 2012 года данные пределы установлены так и не были. Но это не помешало собранию кредиторов в 2019 году вынести решение о переселении Стружкина в менее комфортабельную квартиру.

Объяснялось это отсутствием у должника семьи и других лиц, пользующихся данной недвижимостью. Ещё одним аргументом стала норма площади квартиры, необходимой для более или менее комфортного проживания одного человека: в Ижевске она составляет 13,3м2.

Затем начались длительные судебные разбирательства. Стружкин, не согласившись с подобным положением дел, обратился в Арбитражный суд Удмуртской Республики.

Судья встал на сторону должника, постановив, что площадь жилья, принадлежащего Стружкину, не превышает во много раз разумный предел для одного человека.

Но апелляционный и кассационный суды не согласились с подобным решением — должника было решено переселить.

Дело разрешил Верховный Суд РФ

По мнению суда, у кредиторов не было права выселять Стружкина из квартиры, так как Конституционным Судом исключена возможность решения подобных вопросов из-за отсутствия критериев достаточного жилья в законодательстве. Кредиторы, по сути, самостоятельно определили размеры необходимого для проживания одного человека жилья, пользуясь отсутствием регулирования данного вопроса в действующем законодательстве.

Верховным Судом также указано, что квартиру площадью 40м2 нельзя считать «роскошным» жильём, потому что её площадь не во много раз превышает разумную потребность.

Было опровергнуто и заявление кредиторов о том, что Стружкин переводил данную квартиру в статус нежилого помещения, и, следовательно, фактически проживал в другом месте.

Однако ВС РФ отверг аргумент, указав, что наличие у должника возможности фактического проживания в каком-либо другом месте не позволяет не применять по отношению к нему исполнительский иммунитет, а перевод данной квартиры в статус нежилого помещения не даёт Стружкину прав на иное жильё.

Таким образом, апелляция и кассация лишили Стружкина частной собственности, на которую не может быть обращено взыскание в связи с банкротством, а также буквально навязали другую недвижимость, в которой должник не был заинтересован.

Исходя из имеющихся фактов, Верховный Суд РФ оставил в силе решение Арбитражного суда, отменив решения апелляционного и кассационного судов.

А когда возможно обращение взыскания на единственное жилье? Читайте!

  • Читайте далее:
  • Личное банкротство граждан набирает темп
  • Когда банкротство невыгодно. Подводные камни банкротства
  • Банкротство компании не препятствует ее участнику оспаривать сделки вне процедуры банкротства

Пять комнат на 200 метров. ВС разрешил отобрать единственное жилье у должника-банкрота

Конфликт между жителем Одинцова и его кредитором длится десять лет. Теперь квартиру можно включить в конкурсную массу и продать с торгов. Что говорят юристы?

Верховный суд: у россиян-банкротов возможно изымать единственное жилье У здания Верховного суда России. Сергей Савостьянов/ТАСС

Верховный суд допустил изъятие единственного жилья у россиян-банкротов. Такое решение было принято по делу подмосковного жителя Анатолия Фрущака. Его пятикомнатную 200-метровую квартиру в Одинцове можно включить в конкурсную массу и продать с торгов, сообщает «Интерфакс».

Это может быть попыткой преодолеть позицию Конституционного суда по вопросу об имущественном иммунитете единственного жилья, опасаются эксперты. Хотя есть и другие механизмы, чтобы не допустить безнаказанности должника, считает партнер юридической фирмы «Юст» Александр Боломатов.

Александр Боломатов партнер юридической фирмы «Юст»

Конфликт между Фрущаком и его кредитором Андреем Кузнецовым длится почти десять лет.

Еще восемь лет назад суды признали наличие долга на сумму более 8 млн рублей, а Фрущак передал квартиру своей жене по соглашению о разделе имущества, та же подарила ее дочери.

Затем, правда, суды признали эти сделки недействительными и вернули спорное жилье, стоимость которого составляет около 28 млн рублей, в единоличную собственность должника.

В апреле прошлого года Фрущак, долг которого с 8 млн рублей вырос до 13 млн, обратился в арбитражный суд с заявлением о банкротстве. В том же месяце Фрущак ходатайствовал об исключении из конкурсной массы квартиры, поскольку это его единственное жилье. Суды всех инстанций встали на его сторону, поскольку по конституции единственное жилье неприкосновенно.

Нынешнее решение Верховного суда не может изменить конституционную норму о праве на жилье, считает управляющий партнер адвокатской коллегии «Железников и партнеры» Александр Железников:

— Конечно, одного заявления уважаемого руководителя Верховного суда недостаточно для того, чтобы изменить Гражданско-процессуальный кодекс. Это не так просто. Но могу вам сказать так, правоприменение сейчас идет по следующему пути: все равно единственное имущество арестовывается.

А вот обращается ли оно в доход государства или потерпевшего, вопрос второй. Арестовывается оно уже сейчас. То есть, в принципе, правоприменитель готов к тому, чтобы это было. Но с точки зрения закона это должно быть обжаловано, если такое произойдет.

Суд, на мой взгляд, должен принять сторону лица, которое владеет единственным жильем. По нынешнему закону изымать его нельзя.

— Правильно ли я понимаю, есть такая практика, когда суд арестовывает жилье и, например, семья, которая там живет, должники, продолжают пользоваться квартирой, но продавать ее не могут?

— Они не могут ее продавать и иным образом отчуждать не могут. Это правда.

— То есть это нормальная практика?

— Я бы не назвал ее нормальной. Я бы назвал ее все-таки незаконной, и мы по мере сил и возможностей с этим боремся. В некоторых случаях даже это имеет успех. Но, в общем, да, такая практика есть. Она распространена в Москве и в регионах.

Между тем адвокаты кредитора гражданина с единственной пятикомнатной квартирой заявили, что за десять лет не было ни одной добровольной выплаты, только удержания с пенсии. Спор из Верховного суда теперь отправляется на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Верховный суд РФ отменил решение судов, которые разрешили отобрать у должника единственное жилье

Отредактировано

20 ноября 2020

22 октября Верховный суд РФ рассматривал жалобу должника по банкротству, не согласного с изъятием его единственного жилья и предоставлением взамен квартиры меньшей площади.

Такой вариант защиты прав использовали кредиторы, купив за свой счет однокомнатную квартиру и продав на торгах двушку должника. Нижестоящие судебные инстанции признали действия кредиторов законными. Однако ВС РФ с этим не согласился и вернул квартиру должнику.

Суть спора: как забрать у должника единственное жилье

Материалы дела, которое пересматривал Верховный суд РФ находятся в открытом доступе. Но с выводами ВС РФ, отменившего акты нижестоящих инстанций, пока ознакомиться нельзя.

Суть спора заключается в следующем:

  • заемщик подал на банкротство в Арбитражный суд Удмуртской области;
  • в процессе банкротства было установлено, что в собственности должника есть двухкомнатная квартира площадью 40.3 кв. м., которая является единственным жильем;
  • так как имущество для торгов отсутствовало, кредиторы приняли решение о приобретении на имя должника однокомнатной квартиры площадью 19.8 кв. м., пригодной для проживания;
  • поскольку у должника стало две квартиры, управляющий выставил двушку на торги, а кредиторы смогли вернуть часть задолженности;
  • должник не согласился с решением кредиторов и подал жалобы, так как не давал согласие на приобретение ему другой недвижимости;
  • все нижестоящие судебные инстанции признали правоту кредиторов, законность такого варианта защиты интересов.

Ст. 446 ГПК РФ запрещает выставлять на торги по банкротству квартиру, если она является единственным жильем должника и членов его семьи. Исключением является только квартира под ипотечным залогом, которая подпадает под реализацию. Это ограничивает права кредиторов, если у должника нет другого ликвидного имущества.

Суды в своих постановлениях отмечали, что Закон № 127-ФЗ никак не регулирует вопрос с таким способом размена имущества должника. Также не прописаны полномочия управляющего по приобретению в пользу заемщика жилья, чтобы продать другую недвижимость на торгах.

Указанный пробел в законодательстве кредиторы применили в свою пользу. Очевидно, что двухкомнатная квартира стоит значительно больше, чем однушка, тем более разница в площади составляет почти 20 кв. м. Если такая судебная практика приживётся — должники лишаться тех немногих гарантий, которые предусмотрены законодательством.

Что решил Верховный суд РФ?

На данный момент известно, что Верховный суд РФ отменил постановления нижестоящих инстанций. Однако узнать о выводах и мотивах, которым руководствовался ВС РФ, пока нельзя. Судебный акт не опубликован в картотеке дел.

АПК РФ и Закон № 127-ФЗ допускают возврат дела на новое рассмотрение для повторного исследования всех доказательств. Поэтому пока нельзя точно сказать, смогут ли кредиторы по банкротству сами решать судьбу имущества должников.

Проблему с изъятием у должников единственного жилья уже несколько лет пытаются решить путем внесения изменений в законодательство. Гарантировав сохранение банкроту единственного жилья, государство фактически нарушает интересы кредиторов.

Вот несколько предложений, которые были озвучены:

  • предлагается дать разрешение на переселение должников в жилье, пригодное для проживания и имеющее минимальный уровень комфорта;
  • процедура размера будет осуществляться под контролем государства, управляющего и суда, чтобы исключить злоупотребления со стороны кредиторов;
  • решение о возможном переселении будет принимать суд после изучения характеристик недвижимости, условий проживания должника и его семьи.

Также рассматриваются варианты о сохранении за должником права постоянного пользования квартирой, хотя право собственности на нее перейдет кредиторам. Однако такое обременение практически лишает смысла продажу объекта, резко снижает его рыночную стоимость.

На данный момент статью 446 ГПК РФ никто не отменял. Поэтому должникам нужно отстаивать свои интересы и подавать жалобы, если кредиторы попробуют «провернуть» вариант с разменом единственной квартиры.

Дальнейшая практика по законности размена недвижимость должников при банкротстве будет зависеть от позиции, изложенной в постановлении ВС РФ от 22 октября 2020 года.

Бездомные по решению суда: Юрист Кваша о праве забирать единственное жильё у должников

28 апреля 2021, 10:35 — Общественная служба новостей — ОСН

Об этом Общественной службе новостей заявил юрист, эксперт в области банкротства и взыскания задолженности  Дмитрий Кваша.

Конституционный суд РФ отменил полный запрет на изъятие единственного жилья россиян за долги. Решение принято по итогам рассмотрения жалобы жителя Калуги Ивана Ревкова. Он одолжил деньги своей знакомой, но не получил их обратно. За время судебных тяжб сумма долга выросла до 4 млн рублей, а женщина успела приобрести квартиру площадью 110 квадратных метров.

Конституционный суд счел, что «исполнительский иммунитет в отношении единственного жилья должника-гражданина хотя и оправдан, однако не может быть безусловным и требует законодательных корректив». Таким образом, теперь оспариваемая норма ГПК ну будет основанием для полного запрета на изъятие единственного жилья должников.

Дмитрий Кваша пояснил, что сейчас суд сможет изымать «лишние» квадратные метры у должников, однако уточнил, что пока неясно, как их определять.

Забирать у должников последний оплот, его место обитания — это совершенно неправильно

«Скорее это отрицательное решение. Потому что таких хитрецов, которые располагают безумными метрами жилья — не так много. Большая часть населения в принципе за чертой бедности находится. Забирать у них последний оплот права собственности, его место обитания — это совершенно неправильно.

Однако, я не удивлюсь, что наш законодатель пойдёт и дальше развивать эту тему. Раньше мы могли быть уверенны за клиентов, что жильё, которое у них есть, никак не заберут, будь там хоть 100, хоть 200 квадратных метров или дом в 500 квадратных метров.

Читайте также:  Госдума рассмотрит законопроект о сроках продажи жилья без уплаты ндфл

Сейчас они говорят, что лишь избыточные квадратные метры могут подлежать аресту и изъятию. Но кто и как будет определять эту избыточность? 30 это должно быть или 50 метров? Будет ли разница в регионах? Ведь мы понимаем, что в Москве или Екатеринбурге метраж будет схожий, а цена — различная.

Мы должны подумать о кредиторах, права которых суд должен защищать, но и оставлять ответчика на улице — не совсем правильно.

При этом нельзя исключать и злоупотребления должников, когда некоторые хитрецы набирают кредитов, гасят ипотеку и у них остаётся единственное жильё, которое не может требовать кредитор. Надеюсь на здравый смысл в головах судей», — отметил он.

Ранее Общественная служба новостей сообщала, что сведения о родственниках обанкротившихся должников смогут теперь передавать кредиторам. В частности, речь идет об имеющемся у них имуществе.

В качестве прецедента приводится дело ООО «Сегежа сити». Во время прохождения процедуры банкротства выяснилось, что, помимо самого общества, по одной трети в уставном капитале имели два других руководителя. Сведения об их родственниках как контролирующих должника лиц и запросил конкурсный управляющий.

Суды первой и апелляционной инстанции отказали. По словам старшего юриста банкротной практики Crowe CRS Анны Сафоновой, ранее загс отказывал в предоставлении таких данных, а суды, в свою очередь, его поддерживали, настаивая на неприкосновенности частной жизни и в связи с тем, что в обязанности управляющего не входит оперативно-разыскная деятельность.

Конституционный суд разрешил продать единственное жилье банкрота

Дмитрий Шевченко

Проблема исполнительского иммунитета на единственное, но «роскошное» жилье должника, находится в подвешенном состоянии с 2012 года. Тогда Конституционный суд принял Постановление № 11-П, в котором указал на допустимость размена дорогой квартиры или дома на жилье подешевле — и предписал изменить законодательство для закрепления такой возможности.

Но спустя девять лет законодательные поправки так и не были приняты, а Верховный суд в последние годы последовательно развивал практику, в которой признавал неприкосновенность единственного жилья, каким бы дорогим оно ни было (за одним исключением). Яркие примеры такой позиции ВС — недавние «дело Стружкина» и «дело Поздеева». В определениях по этим спорам ВС упоминал позицию КС, но отмечал, что законодатель так и не предложил необходимых критериев для размена.

Теперь вопрос, кажется, сдвинется с мертвой точки — в свежем постановлении КС еще раз указал, что исполнительский иммунитет не должен быть абсолютным, и в этот раз обязал суды применять свою позицию без необходимости ждать законодательных поправок.

История дела

В 1999 году калужанин Иван Ревков выдал заем в 772 500 руб. своей знакомой Елене Шахлович, но та не вернула деньги. Кредитор «просудил» долг, но не смог взыскать средства с помощью исполнительного производства. Спустя 19 лет, в 2018 году, суд проиндексировал сумму долга до 3,91 млн руб. Тогда Ревков добился банкротства Шахлович (дело № А23−2838/2019).

Но финансовый управляющий отказался включить в конкурсную массу 110-метровую квартиру Шахлович. Суды отказ подтвердили и распространили исполнительский иммунитет на имущество, которое является единственным жильем должника.

Ревков обращал внимание, что Шахлович купила недвижимость в 2009 году по цене, намного превышающей сумму долга, и уже после вынесения судом решения о взыскании и даже после возбуждения в 2006 году исполнительного производства.

В начале января судья экономколлегии Иван Разумов отказался передавать спор о квартире на рассмотрение Верховного суда, признав тем самым правильность решений нижестоящих инстанций. После этого Ревков обратился в Конституционный суд.

Продать квартиру можно, если была недобросовестность

Конституционный суд еще раз подтвердил, что проблему нужно решать на законодательном уровне.

Но в этот раз КС расширил свою позицию и прямо допустил возможность размена квартир в банкротстве, чтобы частью денег погасить долг перед кредиторами, а на другую часть купить более скромное жилье для должника. Его может предоставить и кредитор, который заинтересован в продаже дорогой квартиры.

При принятии таких решений арбитражный суд должен разобраться, когда был «просужен» долг кредитора и возбуждено исполнительное производство. Нужно также удостовериться, что должник знал об этих событиях.

«С другой стороны, имеют значение условия и суммы сделок и других операций должника, включая доказанные злоупотребления в приобретении жилья, когда при неисполненном решении суда должник переводит свое имущество под защиту исполнительского иммунитета, чтобы укрыть его там от взыскания по долгам», — подчеркивает КС. Суды также должны соотносить рыночную стоимость жилья с величиной долга.

Кроме того, кредиторы и суд не могут заставить должника переехать в другой город или регион. Но должник сам может согласиться на такой переезд.

Замещающее жилье также не должно быть меньшей площади, чем по нормам предоставления жилья на условиях социального найма — из расчета на каждого члена семьи, проживающего с должником.

«Со вступлением в силу итогового решения по настоящему делу абз. 2 ч.1 ст. 446 ГПК в дальнейшем не может служить нормативно-правовым основанием безусловного отказа в обращении взыскания на жилые помещения», — подчеркивает Конституционный суд.

Суд также определил, что спор Ивана Ревкова по поводу квартиры Елены Шахлович нужно рассмотреть заново — уже с учетом позиции КС.

Новые реалии

В отличие от позиции 2012 года, в этот раз КС указал, что в отсутствие законодательного регулирования его правовая позиция подлежит прямому применению, и возложил на суды определение пределов исполнительского иммунитета на жилье, отмечает Владимир Журавчак, партнер ЗАО «Сотби». Эксперт считает, что теперь судебная практика по вопросу применения исполнительского иммунитета будет в большей степени отвечать соблюдению баланса кредиторов и должников.

«Позицию К С стоит расценить в качестве средства снижения социальной напряженности на стороне кредиторов, вызванной архаичным запретом реализации единственного жилья несостоятельного гражданина», — полагает юрист А Б Казаков и партнёры Дмитрий Шевченко.

Управляющий партнер ЮрТехКонсалт Алексей Николаев напоминает, что суды уже пытались разменивать роскошные квартиры должников, и в некоторых делах у них это даже получалось — например, в деле № А40−184 236/2015 такую возможность подтвердил А С Московского округа.

Теперь же практика начнет активно развиваться в этом направлении, однако судам еще предстоит детализировать позицию Конституционного суда.

Алексей Николаев

Например, судам предстоит решить вопрос о возможности смены места жительства в рамках одного населенного пункта. Ведь переезд может негативно сказаться на должнике, если значительно увеличится время дороги до места работы. Существенное значение могут иметь и специализированные образовательные или медицинские учреждения рядом с местом жительства, отмечает Николаев.

«Кредиторы-взыскатели, несомненно, активизируются и попробуют испытать новый механизм принуждения на своих должниках.

Судам придется с этим мириться и разбираться в новых правовых реалиях», — ожидает Камбулат Карашев, юрист Лемчик, Крупский и Партнеры.

Он согласен с Николаевым в том, что практике по этому вопросу еще предстоит сформироваться — а пока суды будут действовать по своему усмотрению.

Агина Копейкина, юрист правового бюро Олевинский, Буюкян и партнеры, обратила внимание на другой аспект постановления КС — вопрос добросовестность должника. Эксперт называет «очень важной» оценку поведения должника при разрешении подобных споров.

Верховный суд разрешил изымать единственное жилье у россиян-банкротов

22 ноября 2018, 18:41

Сайт Верховного Суда РФ

Москва. 22 ноября. ИНТЕРФАКС — Единственное жилье гражданина-банкрота может быть включено в конкурсную массу и реализовано с торгов, следует из решения Верховного суда (ВС) РФ по делу Анатолия Фрущака.

Коллегия ВС удовлетворила кассационную жалобу на акты нижестоящих судов, разрешивших должнику спасти свою пятикомнатную квартиру площадью 198 кв.м от реализации. Это может быть попыткой преодолеть позицию Конституционного суда (КС) РФ по вопросу об имущественном иммунитете единственного жилья, опасаются эксперты.

Конфликт между А.Фрущаком и его кредитором Андреем Кузнецовым длится почти 10 лет. Суды в 2010-2011 годах признали наличие долга на сумму более 8 млн рублей, а А.

Фрущак передал квартиру своей жене по соглашению о разделе имущества, та же подарила ее дочери.

Затем, правда, суды признали эти сделки недействительными и вернули спорное жилье, стоимость которого составляет около 28 млн рублей, в единоличную собственность должника.

В апреле 2017 года А.Фрущак, долг которого перед А.Кузнецовым с 8 млн рублей вырос до тринадцати, обратился в арбитражный суд с заявлением о банкротстве. В августе суд удовлетворил его просьбу и ввел процедуру реализации имущества.

В том же месяце А.Фрущак ходатайствовал об исключении из конкурсной массы квартиры, поскольку это его единственное жилье. Арбитражный суд Москвы, апелляция и кассация встали на его сторону.

Прежде всего, они сослались на позицию КС, который подтвердил имущественный иммунитет единственного жилья, установленный статьей 446 Гражданского кодекса (ГК) РФ, предписав одновременно законодателю поправить кодекс, чтобы определить пределы этого иммунитета, исходя из принципа соразмерности при защите интересов кредитора. Но этого так и не произошло.

Кроме того, указали суды, необходимость обеспечения баланса интересов кредиторов и должника-гражданина требует защиты прав последнего не только путем соблюдения минимальных стандартов правовой защиты.

Необходимо также сохранить для признанного банкротом гражданина и лиц, находящихся на его иждивении, «необходимый уровень существования, чтобы не оставить их за пределами социальной жизни», приводится позиция судов в материалах дела.

В четверг в ВС представители А.Кузнецова обращали внимание судей на то, что суды общей юрисдикции констатировали в действиях А.Фрущака признаки недобросовестности и злоупотребления. При этом, как подчеркивала адвокат Юлия Никишина, злоупотребление правом со стороны должника носило длящийся характер.

«За 10 лет ни одной добровольной выплаты так и не было, только удержания с пенсии», — говорила она.

По мнению представителей А.Кузнецова, само банкротство было инициировано, чтобы применить статью 446 ГК РФ об имущественном иммунитете.

«Злоупотребления носят защитный характер, а не в целях ухода от долгов. А.Фурщак не обладает юридическим образованием, не совсем должным образом осознавал степень проводимых им действий», — говорил в ответ представитель должника Алексей Тихонов.

По его словам, действия его доверителя были исключительно в рамках закона.

А.Фрущак и его представитель настаивали, что долг все же погашается.

«От прохождения службы в космических войсках [должнику] выплачена премия, по результатам получения которой он обратился к конкурсному управляющему с заявлением о включении ее в конкурсную массу», — уточнял А.Тихонов.

После непродолжительного совещания судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отменила акты нижестоящих судов. Обособленный спор отправлен на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

«Полагаю, что судьи ВС РФ считают необходимым учесть добросовестность должника», — говорит партнер юридической фирмы «Юст» Александр Боломатов.

Этот подход ему представляется «не совсем корректным», так как видна попытка ограничить право граждан на жилище с новым обоснованием.

«Прецеденты по ограничению права на единственное жилье чреваты распространением данной опасной практики на другие споры, что, как я полагаю, крайне нежелательно», — говорит А.Боломатов.

С ним согласен партнер, руководитель практики банкротства коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры» Максим Платонов. Он напоминает, что сейчас суды не сохраняют в конкурсной массе дорогостоящее единственное жилье на основании позиции КС.

«Сложившийся подход разумный, так как ограничение конституционных гарантий на жилье судебным усмотрением нарушает определенность в праве собственности граждан», — говорит М.Платонов.

Если же граждане, по его словам, во вред кредиторам «создают фикции» для применения имущественного иммунитета, то бороться следует именно с такими действиями.

Кредиторы, например, могли бы добиться ареста и реализации части спорной квартиры, приводят пример адекватного способа такой борьбы эксперты.

«Законодательство допускает обращение взыскания на часть единственной квартиры, если данная квартира по площади значительно превышает необходимую для проживания площадь», — говорит А.Боломатов.

Великое переселение банкротов

Не дождавшись реакции властей, за девять лет так и не уточнивших критерии роскошного жилья и границы исполнительского иммунитета, Конституционный суд (КС) РФ попытался сам решить проблему.

Он допустил при ряде условий изъятие единственного жилья у граждан-банкротов с предоставлением взамен более скромного. Юристы называют позицию революционной и считают, что продолжниковая судебная практика теперь развернется в сторону кредиторов.

В первую очередь проблемы могут возникнуть у владельцев больших домов и многокомнатных квартир. Но могут пострадать и те, у кого жилплощадь просто больше социальной нормы.

В защиту роскоши

КС опубликовал постановление (.pdf) по жалобе Ивана Ревкова, допустив ограничение исполнительского иммунитета, защищающего единственное жилье гражданина-должника от взыскания. Ст.

 446 Гражданского процессуального кодекса РФ (ГПК) не разрешает продать такое жилье для погашения долгов, даже если оно является очевидно роскошным.

Это позволяет должникам приобретать недвижимость на заемные средства (без ипотеки), которые они не собираются возвращать.

Читайте также:  Госдума не хочет применять санкции к малоимущим за отсутствие счетчиков

Проблема существует много лет, и КС неоднократно указывал на необходимость корректировки ГПК, но Минюст и Госдума рекомендации игнорировали.

В 2012 году КС прямо обязал законодателя определить пределы защиты единственного жилья и разработать порядок обращения на него взыскания, если недвижимость явно превосходит разумные потребности человека в жилище, а активы должника несоразмерны его обязательствам. Но за девять лет поправки в ГПК так и не были внесены.

Не изменилась за это время и судебная практика, занимающая сторону должников.

Так, Верховный суд РФ (ВС) прошлой осенью отказал кредиторам в праве принудительно заменить гражданину-банкроту его единственную квартиру на жилье меньшей площади (см.

“Ъ” от 24 октября 2020 года), сославшись как раз на то, что закон этого не позволяет. Теперь КС решил самостоятельно восполнить недостаток регулирования.

Больше не безусловное право

Иван Ревков более 20 лет назад одолжил своей знакомой Елене Шахлович 770 тыс. руб., но та деньги не вернула. Кредитор получил решение суда о взыскании средств и передал его на исполнение приставам, но долг взыскать не удалось.

В 2019 году должницу признали банкротом.

В рамках этого дела выяснилось, что еще в 2009 году Елена Шахлович приобрела квартиру площадью 110 кв. м стоимостью большей, чем сумма ее задолженности перед Иваном Ревковым (к 2019 году с учетом индексации долг составил 4,5 млн руб.).

Но арбитражный суд Калужской области отказался продавать жилье и исключил его из конкурсной массы, так как оно для должницы оказалось единственным и не было обременено ипотекой. Это решение поддержали вышестоящие инстанции, а ВС не стал пересматривать дело.

Господин Ревков обратился в КС, настаивая, что ст. 446 ГПК во взаимосвязи с п. 3 ст. 213.25 Закона о банкротстве противоречит Конституции, так как дает единственному жилью иммунитет, даже если оно приобретено после возбуждения приставами исполнительного производства и значительно превышает разумно достаточную площадь для удовлетворения потребности в жилище.

В постановлении КС снова напомнил об обязанности законодателя внести изменения в ГПК, раскритиковав его медленную реакцию: «Помимо многолетнего недопустимого законодательного бездействия, указанный длящийся риск причинения вреда конституционно значимым ценностям отягощается самим по себе неисполнением акта конституционного правосудия». По мнению суда, «это лишает оснований дальнейшее ожидание своевременного исправления действующего законодательного регулирования и вынуждает КС вновь обратиться к проверке конституционности (той же статьи.— “Ъ”)».

Ключевым выводом КС стало признание того, что ст. 446 ГПК больше не может служить в качестве «безусловного отказа в обращении взыскания на жилые помещения, если суд считает необоснованным применение исполнительского иммунитета».

  • Снятие защиты с единственного жилья возможно, если суды установят, что оно было приобретено со злоупотреблениями, говорится в постановлении.
  • Может учитываться время присуждения долга, возбуждения исполнительного производства и извещения должника об этих событиях, условия сделок по отчуждению другого имущества для приобретения защищенного иммунитетом жилья.
  • Также суды должны учитывать рыночную стоимость жилья и ее соотношение с величиной долга, чтобы обращение взыскания было обоснованным, а не использовалось как «карательная санкция» или «средство устрашения должника угрозой отобрания у него и членов его семьи единственного жилища».

Оставить на улице должника нельзя — ему следует предоставить новое жилье площадью не меньше, чем по договору соцнайма и в пределах того же поселения (либо в другом регионе с его согласия). В связи с этим решения судов об отказе взыскать квартиру должницы Ивана Ревкова подлежат пересмотру, постановил КС.

Революция в практике

«Суть позиции КС сводится к тому, что допустимо предоставлять должнику иное, более скромное жилище, а то в котором он проживает, продавать для погашения долгов перед кредиторами»,— говорит советник юрфирмы РКТ Иван Стасюк. Иммунитет не действует, если должник злоупотреблял правом при приобретении жилья, то есть когда оно куплено фактически на деньги кредиторов, но залогом не обременено, поясняет он.

Юрист банкротного направления Vegas Lex Валерия Тихонова называет постановление «поистине революционным для практики», добавляя, что на фоне бездействия законодателя и продолжниковой позиции арбитражных судов КС «взял на себя миссию по установлению границ исполнительского иммунитета».

Адвокат юргруппы «Яковлев и партнеры» Бронислав Садиков считает позицию КС особенно важной для кредиторов, учитывая то, что «число злоупотреблений со стороны должников достигло критической массы, и дальше так продолжаться не могло». Об этом, по его словам, свидетельствует как возросшее число споров данной категории, в том числе в ВС, так и активное обсуждение вопроса профсообществом.

Отдельно господин Садиков приветствует критику суда в отношении многолетнего бездействия законодателя, «по-видимому, все свои силы и энергию направляющего на спасение Родины от иностранных агентов, клеветников в интернете и прочих деструктивных сил» вместо исполнения указаний КС о внесении поправок в ГПК.

«Постановление будет иметь огромное значение для правоприменительной практики,— соглашается с коллегами партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Станислав Данилов.

— Фактически КС отменяет исполнительский иммунитет для подавляющего большинства граждан, которые попадают в процедуру банкротства, и возлагает на арбитражные суды функцию определять порядок приобретения другого жилья для должника и его семьи по нормам социального найма».

Социальные нормы жилья разнятся от региона к региону и зависят от количества и родства проживающих вместе лиц.

В Москве, например, минимальная норма составляет 18 кв. м на человека, но для семьи из супругов положена «однушка» площадью до 44 кв. м.

«Можно ожидать изменения подхода арбитражных судов и ВС к разрешению вопроса о возможности забрать у должника его единственное жилье. С высокой долей вероятности суды будут разрешать предоставление должнику замещающего жилья»,— говорит Валерия Тихонова.

Бронислав Садиков рассказывает о примере из личного опыта, когда арбитражный суд исключил из конкурсной массы трехэтажный дом должника на Новорижском шоссе и землю, на которой он расположен, общей стоимостью свыше 20 млн руб. при сумме долгов около 10 млн руб. Он рассчитывает, что «с принятием постановления КС подобные случаи будут исключены».

Иван Стасюк положительно оценивает позицию КС, но считает необходимым закрепление критериев, при которых единственное жилье может быть продано за долги, на законодательном уровне.

«Впрочем, принятие поправок в скором времени не выглядит очевидным.

Принятие таких мер вряд ли будет воспринято многими позитивно, так что весьма вероятно, что вопрос продолжит регулироваться на уровне судебной практики»,— полагает господин Стасюк.

«Это начало радикальных изменений практики применительно к обращению взыскания на единственное жилье, по крайней мере, в рамках банкротных дел»,— согласен Станислав Данилов.

На практике это будет выглядеть примерно так, рассказывает он: «По решению суда из конкурсной массы выделяются средства на покупку должнику замещающего жилья в том же городе и примерно в том же районе, которое по своим конструктивным и техническим характеристикам соответствует тому же уровню жилья по метрам соцнормы».

Согласие должника в таком случае не будет спрашиваться, какие-то жизненные факторы (детсады, школы, поликлиники, кружки), вполне вероятно, будут игнорироваться судом как не имеющие имущественной оценки, рассуждает господин Данилов.

Однако вопрос о том, насколько широко будет применяться позиция КС, остается открытым. «В принципе ее можно применить к любому жилью, где на проживающего приходится больше метров, чем по социальной норме. Но в первую очередь это, конечно, должно касаться именно роскошного жилья, а не просто превышающего минимальные размеры»,— говорит Иван Стасюк.

Бронислав Садиков тоже полагает, что в приоритете для кредиторов будет продажа больших дорогих домов и квартир.

Впрочем, Валерия Тихонова допускает, что на практике «наличие трех комнат для двух жильцов может быть расценено как излишняя обеспеченность жилплощадью, и если выручка от продажи такой квартиры достаточна для расчета с кредитором, то риск обращения на нее взыскания будет существенным».

При этом госпожа Тихонова опасается, что позиция КС может привести к лишению единственного жилья и тех должников, кто дошел до банкротства из-за своей финансовой безграмотности и неосторожности, а не в результате злонамеренного уклонения от погашения долгов. Но, по мнению господина Садикова, для добросовестных должников ничего измениться не должно, а риски возникают лишь для тех, кто злоупотребляет правом, пользуясь бездействием законодателя.

Анна Занина, Марина Царева

Должников могут лишить единственного жилья

 depositphotos.comdepositphotos.com

В случае одобрения инициативы, у недобросовестных должников и граждан-банкротов можно будет изымать единственное жилье. Речь идет о роскошных апартаментах, метраж которых превышает санитарную норму жилой площади на человека. При этом взамен людям должны быть предоставлены более скромные квартиры.

Как уточняется, соответствующее предложение направлено КС в Госдуму. В случае его одобрения, изменения внесут в закон о банкротстве и в Гражданский процессуальный кодекс.

Отмечается, что некоторые суды принимали решения об обращении взыскания на имущество, которое было единственным жильем должников, с 2012 года, а в обоснование приводили позицию, изложенную в постановлении КС.

При этом на деле такие решения не исполнялись из-за отсутствия законодательного регулирования процедуры обращения взыскания.

Конституционный суд разрешил продавать единственное жильё россиян-должников. Революционный кейс

Кредиторы давно хотят наложить руку на единственное жильё банкротов. Но по закону его нельзя изъять — так было до 26 апреля, когда Конституционный суд лишил единственное жильё неприкосновенности. Юристы уже называют это решение революционным. Как постановление КС изменит судебную практику и стоит ли ликовать кредиторам, «Секрет» узнал у экспертов.

О каком деле идёт речь

В 1999 году житель Калуги Иван Ревков одолжил своей знакомой Елене Шахлович 772 500 рублей. Женщина долг не вернула. Тогда Ревков обратился в суд. Но даже решение суда и исполнительный лист не помогли взыскать деньги с Шахлович.

В 2018 году суд проиндексировал сумму долга до 3,9 млн рублей, и Ревков добился банкротства Шахлович. Среди имущества женщины нашли 110-метровую квартиру, которую та приобрела в 2009 году. Однако финансовый управляющий, который участвовал в процедуре продажи имущества, отказался включить её в конкурсную массу (всё имущество должника, которое изымают в пользу кредиторов).

Суды трёх инстанций с его мнением согласились и отметили, что огромная квартира — это единственное жильё Шахлович. А доводы Ревкова о том, что женщина купила дорогостоящую недвижимость уже после вынесения судом решения о взыскании, оставили без внимания.

Пытаясь разрешить дело в свою пользу, мужчина хотел было обратиться в Верховный суд. Но дело не приняли со следующей формулировкой: «изложенные возражения не могут служить достаточным основанием для отмены обжалуемых судебных актов, поскольку, по сути, эти возражения сводятся к несогласию с произведённой судами первой и апелляционной инстанций оценкой обстоятельств спора».

Тогда Ревков обратился с жалобой в Конституционный суд, пояснив, что правило неприкосновенности единственного жилья должника противоречит Конституции РФ и нарушает его — Ревкова — права и свободы.

Когда продать квартиру можно

Конституционный суд принял позицию Ревкова и разрешил изымать за долги единственное жильё у граждан-банкротов — с предоставлением взамен более скромного.

Наложить взыскание на квартиру можно при соблюдении нескольких условий, пояснил КС:

взыскание имущества не должно использоваться как «карательная санкция» или «средство устрашения должника», когда у него и членов семьи грозят отобрать единственное жильё,

должнику должны дать взамен другую квартиру в населённом пункте, где он проживает.

«Имеют значение условия суммы сделок и других операций должника, включая доказанные злоупотребления в приобретении жилья, когда при неисполненном решении суда должник переводит своё имущество под защиту исполнительского иммунитета, чтобы укрыть его там от взыскания по долгам», — пояснил КС и добавил, что судам следует соотносить рыночную стоимость жилья с величиной долга.

Что касается альтернативной квартиры, она должна соответствовать нормам предоставления жилья на условиях социального найма — из расчёта на каждого члена семьи, проживающего с должником. В России это в среднем 18 кв. м на человека.

Что это означает на практике. Объясняет Денис Фролов

Должник с совместно проживающими членами семьи должен переехать в более скромную квартиру, а на роскошные «квадраты» можно обратить взыскание.

Кредиторы сначала приобретают для должника квартиру с соблюдением норм по минимальной жилой площади, потом обращаются в суд — просят взыскать роскошную квартиру и указывают, что должнику есть куда переехать. Конечно, переселяют в пределах населённого пункта.

Так, например, если должник владеет пентхаусом на Арбате площадью 300 кв. м, нет ничего сложного переселить его с супругой и двумя детьми в трёхкомнатную квартиру площадью 80 кв. м в Выхино, квартиру на Арбате продать, распределить вырученные деньги между кредиторами, а если что-то останется, вернуть лишнее самому должнику.

Конституционный суд определил рассмотреть заново спор Ивана Ревкова по поводу квартиры Елены Шахлович.

Что изменит решение КС

Большинство опрошенных «Секретом» юристов отмечают, что постановление КС РФ более чем оправданно в условиях, когда недобросовестные должники зачастую переводят все свои активы в единственное роскошное жильё, а суды — встают на их сторону.

Артём Комсюков, старший юрист «Арбитраж.ру»

Представим, что есть гражданин, который накопил долги на десятки и сотни миллионов. У него в собственности квартира в 500 кв. м в центре города. Но это жильё — единственное, значит, на него распространяется иммунитет.

Приставы и финансовые управляющие пытались бороться с такого рода злоупотреблениями — продавать роскошное жильё и приобретать должнику квартиру, которая соответствует стандартам.

Хочется верить, что теперь суды перестанут защищать недобросовестных должников и встанут на страже прав кредиторов.

Эта проблема не новая — ещё в 2012 году Конституционный суд указал, что необходимо чётко прописать в законе, какое единственное жильё можно считать роскошным и при каких обстоятельствах на него можно обратить взыскание, говорит адвокат, партнёр BMS Law Firm Денис Фролов.

Однако за девять лет закон так и не был принят, поэтому КС пришлось вновь о себе напомнить.

К тому же судебная практика знает несколько громких случаев, когда единственное жильё должника запрещали разменять в пользу кредиторов, каким бы роскошным оно ни было, добавляет управляющий партнёр ЮК «Генезис» Артём Денисов.

Фабулы этих дел

Артём Денисов, управляющий партнёр ЮК «Генезис»

«Пермское дело»

Предприниматель из Перми купил две квартиры площадью 229 и 460 кв. м, а затем объединил их в одну. В 2017 году его признали банкротом. Но вместо двух квартир у него нашли одну объединённую (площадью свыше 600 кв. м) и непогашенные долги.

Кредитор, который подал жалобу в Верховный суд, настаивал на недобросовестности должника. Мужчина начал согласовывать перепланировку уже после того, как финансовый управляющий попросил суд утвердить порядок продажи двух квартир. Однако Верховный суд указал, что в законе не определено, как взыскать единственное жильё и определить роскошность жилья.

Конституционный суд указывал на необходимость определить эти критерии ещё в 2012 году, но с тех пор ничего не изменилось. Поскольку нет критериев на законодательном уровне, Верховный суд настаивал, что единственное жильё защищено иммунитетом и нельзя навязывать должнику другое, более дешёвое жильё, «заинтересованность в приобретении которого он не выражал».

«Ижевское дело»

Другой спор Верховный суд рассмотрел в октябре 2020 года. В этом кейсе один из кредиторов внёс в конкурсную массу гражданина-банкрота более дешёвую квартиру. На торги предполагалось выставить более дорогую квартиру, после её реализации компенсировать кредитору затраты на другую, дешёвую. Оставшиеся деньги планировалось разделить между кредиторами.

Причём речь шла не о действительно роскошном жилье: должнику принадлежала квартира в Ижевске площадью 40 кв. м. А заместить это единственное жильё хотели на вариант попроще — площадью 19 кв. м. Собрание кредиторов такой вариант одобрило. Арбитражный суд Уральского округа поддержал их идею.

Но что же сказал Верховный суд? Он указал, что решения собраний кредиторов банкрота не должны нарушать право на жилище (ч. 1 ст. 40 Конституции РФ). Также ВС добавил, что квартиру площадью 40 кв.

м нельзя признать роскошным жильём, которое превышает разумную потребность в жилище. Суды же апелляционной инстанции и округа, напротив, фактически лишили гражданина собственности против его воли.

Одновременно должнику навязали иное имущество, которое он не хотел приобретать.

Хотелось бы верить, что по следам нынешнего решения Конституционного суда ВС также выскажется по этой категории споров, но не так формально, как в «ижевском деле».

Партнёр адвокатского бюро «Павлова и партнёры» Сергей Левичев заочно поспорил со своими коллегами, которые называют постановление КС о неприкосновенности единственного жилья революционным. По его мнению, многие из выводов КС либо повторяют предыдущее постановление от 2012 года, либо уже активно применяются арбитражными судами.

«Вместе с тем позиции арбитражных судов (даже в пределах одного судебного округа) зачастую противоречивы. По всей видимости, это обстоятельство, а также игнорирование законодателем предыдущего постановления от 2012 года и послужили поводом к тому, что спустя почти девять лет КС вернулся к этому вопросу», — пояснил он.

Важный вывод постановления — указание на то, что при реализации единственного жилья (или подбора альтернативного) следует руководствоваться нормами предоставления жилья на условиях социального найма, сказал Левичев.

«Это серьёзный шаг навстречу кредиторам, поскольку открывает для них возможность получения компенсации не только за счёт «роскошного жилья» должника-банкрота, но и за счёт любого другого, превышающего минимальные нормативы жилой площади помещения», — пояснил эксперт.

Впрочем, все опрошенные «Секретом» эксперты сходятся во мнении, что это постановление КС положит конец практике, когда единственное жильё, не обременённое ипотекой, исключалось из конкурсной массы вне зависимости от его стоимости и иных характеристик. Но как суды будут трактовать критерий разумной достаточности жилого помещения, сказать пока трудно. Вероятнее всего, законы о правилах взыскания единственного жилья будут разработаны и приняты до конца 2021 года.

За долги россиян разрешили спрашивать с их родственников

Верховный суд разрешил кредиторам спрашивать с родственников обанкротившихся заемщиков, пишут «Ведомости». Для этого им разрешат запрашивать сведения об их имуществе.

Прецедентным стало дело о банкротстве в отношении компании «Сегежа сети», проходящей процедуру банкротства. Конкурсный управляющий запросил в загсе Карелии, где зарегистрировано предприятие, данные о родственниках двух руководителей. Каждому из них принадлежит по одной третьей доле в компании.

После отказа в загсе конкурсный управляющий обратился в суд, однако первая и апелляционная инстанции так же отказали в предоставлении информации. Но Верховный суд встал на сторону истца и постановил предоставить ему требуемые сведения.

В результате, отмечают опрошенные изданием юристы, уже в ближайшее время может сложиться новая для России практика, когда родственников и других связанных с должником будут привлекать к ответственности наравне с непосредственными бенефициарами.

В российском праве существует понятие контролирующие должника лица (КДЛ), к которым можно отнести широкую категорию как физических, так и юридических лиц, включая родственников.

Однако в реальности, поясняют специалисты, установить их связь с должником зачастую было проблематично — в том числе из-за отсутствия достоверных сведений о родстве.

Теперь ситуация может коренным образом измениться.

С должников в россии спишут более 1,1 млрд рублей

Долги общей суммой 1,15 млрд рублей будут списаны с жителей России, подавших заявки на процедуру внесудебного банкротства, 23 апреля пишет газета «Известиям» со ссылкой на проект «Федресурс».

По его информации, в настоящее время воспользоваться таким механизмом решили 9,4 тысячи граждан. Однако, 6,1 тысячи обращений было отклонено.

Глава проекта Алексей Юхнин отметил, что процедуру банкротства прошли уже 612 человек, с которых списали почти 214 млн рублей. По оценкам специалистов, в России под условия упрощенного механизма списания долгов подпадают 3 млн жителей, но этим пользуются слабо из-за его новизны.

Как сообщало ИА REGNUM, 15 апреля председатель региональной общественной организации «Объединение банковских юристов в городе Москве» Вадим Тынчеров заявил, что РФ накрыла волна банкротств среди физических лиц.

По его словам, этот показатель в сравнении с цифрами прошлого года вырос на 81 процент.

Россиянам разрешат банкротиться по-новому

Россиянам разрешат банкротиться во внесудебном порядке через «Госуслуги». Законопроект об этом подготовило Минэкономразвития, выяснили «Известия».

В настоящее время заявление надо подавать по месту жительства или пребывания в МФЦ. Новый способ банкротства «позволит сократить временные издержки и повысить доступность процедуры внесудебного банкротства для граждан».

У россиян останется выбор: прийти лично или оформить все через интернет.

Планируется, что законопроект примут в сентябре этого года. Однако не все оценили инициативу положительно.

«При проведении всех процедур должно быть личное участие человека. Если упростить все до такой степени, то подавать заявление на банкротство начнут все подряд», — считает первый зампред фракции «Справедливой России» Михаил Емельянов.Первый зампред комитета по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Николай Арефьев опасается, что если граждане начнут подавать такие заявления, то у них будет проще изымать за долги имущество, так как сайт аккумулирует всю информацию о россиянах. Эксперты, наоборот, уверены, что серьезных рисков для граждан эта инициатива не несет.

Газета «Ведомости» ранее сообщила, что регистрация на «Госуслугах» может стать автоматической. Учетные записи на портале могут создавать по умолчанию при обращении граждан в госорганы. Профили, например, появятся при регистрации рождения или при получении паспорта.

Аналитики сервиса FreshStart предсказали, что в 2021 году число граждан-банкротов достигнет 178,5 тысячи человек. Показатели нынешнего года могут превысить в 1,5 раза прошлогодние.

Госдума приняла закон о дополнительной защите должников от кредиторов

Госдума приняла закон о дополнительной защите должников от недобросовестных кредиторов. До 500 тысяч рублей вырастут административные штрафы за применение угроз при взыскании долгов. К тому же наказывать за нарушения в этой сфере смогут все кредитные организации.

Еще до принятия новых изменений в Кодекс об административных правонарушениях действовали нормы, согласно которым при требовании просроченной задолженности не допускаются психологическое давление на должника и раскрытие его персональных данных. Кабмин в своих поправках предложил распространить административную ответственность в этой сфере на кредитные организации, которых она пока не касается. Это банки, микрофинансовые организации или ломбарды.

Член комитета по государственному строительству и законодательству Зариф Байгускаров сообщил, что только за прошлый год поступило 28 тысяч обращений в Федеральную службу судебных приставов (ФСПП) по данному поводу.

И более половины из них относятся вовсе не к работе коллекторских организаций — граждане жалуются на банки, ломбарды, микрофинансовые организации. Теперь этот «пробел» ликвидируют.

Документ также предусматривает повышение штрафов за противоправные действия при возврате денежных средств.

Для должностных лиц они составят от 20 до 200 тысяч рублей, для юридических — от 50 до 500 тысяч рублей. Пока что для должностных лиц действует предел штрафа в размере 100 тысяч, а для компаний — 200 тысяч.

Полномочиями по рассмотрению таких дел наделяются должностные лица Федеральной службы судебных приставов (ФССП).

На рассмотрении Госдумы, кроме того, находятся поправки в Уголовный кодекс на ту же тему. Максимальное наказание — 12 лет лишения свободы. В случае принятия законопроекта тюремные сроки будут грозить при применении насилия или угрозы его применения, повреждения имущества должника и т. д.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *